Возврат уголовного дела на дорасследование

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Калиновский К. Б., Смирнов А. В.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
Постатейный. / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 2-е изд., доп. и перераб. СПб. Питер, 2004. 848 с.

Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору

1. Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

1) обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта;

2) копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 настоящего Кодекса;

3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

4) имеются предусмотренные статьей 153 настоящего Кодекса основания для соединения уголовных дел;

5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 настоящего Кодекса.

2. В случаях, предусмотренных частью первой настоящей статьи, судья обязывает прокурора в течение 5 суток обеспечить устранение допущенных нарушений.

3. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого.

4. Производство каких-либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных настоящей статьей, по уголовному делу, возвращенному прокурором, не допускается.

5. Доказательства, полученные по истечении процессуальных сроков, установленных частью второй настоящей статьи, либо при производстве процессуальных действий, не предусмотренных настоящей статьей, признаются недопустимыми.

1. В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства, УПК РФ не предусматривает институт направления уголовного дела судом для дополнительного расследования (такое полномочие оставлено только прокурору в соответствии со ст. 221, п. 2 ч. 5 ст. 439). Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение дополнительного расследования, а устранение нарушений закона, связанных: с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта; с нарушением прав обвиняемого на ознакомление с указанными документами и разъяснение ему прав; с необходимостью соединения уголовных дел и т.д.

2. Первым из оснований для возвращения дела прокурору является составление обвинительного заключения (акта) с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1). Прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что речь идет об отступлении от требований именно к составлению этих документов, т.е. к их форме и содержанию, но не о процессуальных нарушениях, допущенных при проведении предварительного расследования в целом. Таким образом, если при производстве расследования до составления обвинительного заключения (акта) были допущены какие-либо нарушения процессуального или уголовного закона, не повлекшие за собой отступления от требований к составлению названных актов (ст. 220, 225), у суда не имеется оснований для возвращения дела прокурору. Так, например, если на предварительном расследовании было допущено нарушение правил предъявления обвинения, то оснований для возвращения дела прокурору не имеется. Допущенные нарушения закона, являющиеся основанием для такого решения, должны быть таковы, чтобы их можно было исправить путем пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта. Способ реагирования судьи на все прочие обнаруженные им нарушения должен быть иной — не возвращение дела прокурору, а самостоятельное восполнение (устранение) допущенных процессуальных нарушений, при условии если это возможно в условиях нахождения дела в суде. Частный случай такой процессуальной реституции указан в ч. 6 ст. 236: если при разрешении ходатайства обвиняемого о предоставлении времени для ознакомления с материалами уголовного дела суд установит, что требования ч. 5 ст. 109 (речь в ней идет о необходимости предъявления материалов оконченного расследования обвиняемому, содержащемуся под стражей, или его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей) были нарушены, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей в ходе предварительного следствия истек, то суд изменяет меру пресечения в виде заключения под стражу, удовлетворяет ходатайство обвиняемого и устанавливает ему срок для ознакомления с материалами уголовного дела.

Представляется, что в случаях, когда суд не имеет возможности устранить вредные последствия процессуальных нарушений в стадии подготовки к судебному заседанию или в стадии судебного разбирательства, а эти нарушения являются существенными, подсудимый должен быть реабилитирован, поскольку, вопреки ст. 14 («Презумпция невиновности»), его виновность не была доказана в установленном уголовно-процессуальном законом порядке (см. об этом пункт 5 комм. к ст. 228 настоящего Кодекса). Это может иметь место, например, если были нарушены правила подследственности; уголовное дело возбуждено с согласия прокурора, в отношении которого имеются основания, исключающие его участие в данном деле, либо предварительное расследование было проведено следователем, подлежащим отводу; в деле отсутствует решение о принятии дела следователем или дознавателем к своему производству; обвиняемый был незаконно лишен или ограничен в праве на помощь защитника или на пользование родным языком; при изменении обвинения к худшему лицу не было предъявлено новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого по измененному обвинению и т.д.

Авторы Комментария отдают себе отчет, что данный вывод является одним из наиболее дискуссионных и подвергнется самой ожесточенной критике. В самом деле, мыслимо ли, например, оправдать убийцу только потому, что следователь допросил это лицо, не владеющее русским языком, в качестве подозреваемого или обвиняемого без переводчика? «Где же справедливость, правосудие?» — спрашивают даже представители Высшего судебного органа страны. Позволительно тогда спросить, а мыслимо ли оправдать «убийцу», если на предварительном следствии он был «всего лишь» незаконно лишен помощи защитника, если ему не разъясняли его права, если признательные показания выбили из него силой? Так можно зайти очень далеко. Главное, что в основе указанной позиции, делающей ставку на возврат к институту дополнительного расследования, лежит отношение к процессуальной форме и гарантиям лишь как к внесшей, обрядовой стороне судопроизводства. Однако на деле они служат установлению истины, являются подлинной гарантией от судебной ошибки, и потому отступление от этих гарантий не позволяет рассматривать подсудимого как убийцу. Иное означало бы переход от презумпции невиновности к обратной ей презумпции виновности.

Но может быть, действительно, следует в подобных случаях направить дело для дополнительного расследования, исправить там допущенные нарушения (допросить с переводчиком, предъявить обвинение с участием защитника и т.п.) и после этого со спокойной совестью вернуться к его судебному рассмотрению? Надо признать, что именно такую позицию занял Конституционный Суд РФ в постановлении по делу о проверке конституционности положений пункта 2 части первой и части третьей статьи 232 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Л.И.Батищева, Ю.А.Евграфова, О.В.Фролова и А.В.Шмелева: «Признать не противоречащими Конституции Российской Федерации пункт 2 части первой статьи 232 УПК РСФСР в части, допускающей возвращение уголовного дела прокурору для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, а также часть третью статьи 232 УПК РСФСР, на основании которой суд при направлении уголовного дела для дополнительного расследования разрешает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого». Показательно, что это постановление, посвященное положениям старого УПК РСФСР, было принято 4 марта 2003 г., т.е. уже в период действия нового Кодекса.

Таким образом, открыта дорога к изменению УПК РФ и возврату к дополнительному расследованию, где обвиняемый будет по-прежнему содержаться под стражей! Но в свою очередь зададимся вопросом, насколько это справедливо и правосудно, не препятствует ли праву содержащегося под стражей обвиняемого на судебное разбирательство в течение разумного срока, признанное Международным сообществом (ч. 3 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) и обязательное для России? Вряд ли можно считать разумным с точки зрения основ правосудия, когда сторона, виновная в нарушении своих процессуальных обязанностей и не доказавшая обвинения в установленной законом форме, вместо наказания за это получает от суда шанс повторить неудавшуюся попытку еще и еще раз. Напомним, что именно сторона обвинения в силу закона несет бремя доказывания виновности (ч. 2 ст. 14 УПК РФ), т.е. тяжесть неблагоприятных последствий ее недоказанности! Где же эти неблагоприятные последствия, если нерадивому обвинителю суд будет назначать «переэкзаменовку» до тех пор, пока он, наконец, не преуспеет в уголовном преследовании, хотя бы на «удовлетворительно»? Ясно, что суд здесь превратится в обвинителя в той же мере, что и при возвращении дела на доследование по мотивам неполноты. Следует указать и на то, что подавляющее большинство демократических государств обходится без розыскного института доследования.

Представляется, что возвращение дела прокурору для устранения процессуальных нарушений может быть допустимо лишь по ходатайству или с согласия стороны защиты либо, в крайнем случае, при изменении меры пресечения на не связанную с лишением свободы (когда исчерпан «ординарный», 6-месячный срок заключения). Такое решение проблемы в определенных кругах будет явно непопулярным, но только оно способно до некоторой степени приостановить нарастающий вал следственного брака, который теперь уже заметен не только профессионалам, но и каждому наблюдателю, на глазах превращаясь из юридической проблемы в проблему политическую. Если государство намерено бороться с правонарушениями и добиваться неотвратимости наказания за них, то никто не мешает ему начать с самого себя и делать это по им же установленным законам.

Читайте так же:  Пособие на рождение ребенка в новосибирске

3. Чтобы служить основаниями для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения (акта) должны исключать возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта. При этом закон имеет в виду любое итоговое решение суда — им может быть как обвинительный, так и оправдательный приговор либо решение о прекращении дела. Представляется, что безусловно исключают вынесение этих решений, нарушения, которые не позволяют говорить о представлении в суд обвинения, могущего служить предметом судебного разбирательства, как то:

— в обвинительном заключении или акте отсутствуют достоверные сведения, позволяющие идентифицировать обвиняемого (например, точно не установлена личность обвиняемого, отказавшегося назвать себя на предварительном расследовании);

— не раскрыто существо обвинения или отсутствует юридическая формулировка обвинения, содержащая квалификацию деяния;

— отсутствуют данные о потерпевшем, если он имеется в данном деле; характере или размере вреда, причиненного преступлением, если он охватывается уголовно-правовой квалификацией преступления;

— в материалах дела не содержится сведений об уведомлении обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей об окончании предварительного следствия и направлении дела в суд (см. разъяснение СК ВС РФ) ;

— обвинительное заключение не подписано следователем.

Нарушение прочих требований к содержанию обвинительного заключения (акта) также могут служить основанием для возвращения дела прокурору, если будет признано, что их восполнение в условиях судебного заседания невозможно.

4. В пункте 3 части 1 данной статьи предусмотрено такое основание для возвращения дела прокурору, как необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Необходимость в этом согласно ч. 5 ст. 443 может возникнуть, если судья признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено, или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания. Следует, однако, учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Возвращение же судьей по своей собственной инициативе уголовного дела прокурору по данному основанию фактически равнозначно даче судом поручения прокурору привлечь данное лицо к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, что нельзя расценить иначе, как акт уголовного преследования. Поэтому названную норму необходимо, на наш взгляд, толковать ограничительно, а именно: возвращение дела судьей прокурору по данному основанию возможно только по ходатайству стороны обвинения, но не по инициативе судьи. Кроме того, весьма сомнительно, что прокурору и органам предварительного следствия будет достаточно 5 суток, установленных частью 5 комментируемой статьи, для выполнения всех положенных процессуальных действий в отношении указанных лиц. Дело в том, что лицо, в отношении которого ранее выносилось постановление о применении принудительной меры медицинского характера, как правило не привлекается на предварительном следствии в качестве обвиняемого, а значит, в течение 5 суток необходимо будет не только составить в отношении него обвинительное заключение, но до того, возможно, провести повторную судебно-психиатрическую экспертизу, привлечь его в качестве обвиняемого и ознакомить с материалами оконченного предварительного расследования.

5. Согласно п. 4 ч. 1 данной статьи судья вправе возвратить уголовное дело прокурору, если имеются предусмотренные ст. 153 основания для соединения дел. В соответствие с этой статьей в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении: 1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии; 2) одного лица, совершившего несколько преступлений; 3) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемым по этим уголовным делам. Однако по первым двум основаниям для соединения дел, как правило, требуется вынесение и предъявление обвиняемым или обвиняемому нового обвинения (например, о совершении преступления в соучастии, о совершении преступлений в совокупности или неоднократно). При этом закон требует проведения следственного действия — допроса обвиняемого (ст. 173), — после чего может возникнуть необходимость в производстве и некоторых других следственных действий (например, очных ставок и др.). Но запрет на производство следственных действий, «не предусмотренных настоящей статьей», делает довольно проблематичным дополнительный допрос обвиняемых и почти невозможным проведение иных следственных действий. Затем потребуется проведение всего комплекса действий, связанных с окончанием предварительного расследования, с учетом изменения обвинения (ст. 215-220, 221-222, 223-226). Но 5-ти суток, отведенных прокурору для устранения допущенных нарушений частью 2 комментируемой статьи, для выполнения указанных действий явно недостаточно.

Представляется, что мы сталкиваемся здесь с чрезвычайно редким в правоприменительной практике случаем, когда нормы закона нуждаются в коррекционном (исправляющем) толковании, поскольку слова законодателя, на наш взгляд, выражают совершенно другую мысль, чем та, которую он намеревался вложить в эти нормы. Так, согласно части 4 комментируемой статьи «производство каких-либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных настоящей статьей (курсив мой — А.С.), по уголовному делу, возвращенному прокурором, не допускается». И хотя данной статьей перепредъявление обвинения, дополнительные допросы обвиняемых и т.д., не предусмотрены, необходимость проведения этих действий вытекает из общего смысла ст. 153, поскольку институт соединения уголовных дел это неизбежно предполагает.

Сложнее решить вопрос с соблюдением 5-суточного срока для обеспечения прокурором соединения уголовных дел. По общему смыслу комментируемой статьи использованное в части 2 выражение «судья обязывает прокурора в течение 5 суток обеспечить устранение допущенных нарушений» во всех других случаях означает, что в указанный срок эти нарушения должны быть полностью ликвидированы. Однако применительно к требованию соединения уголовных дел, термин «обеспечить», вопреки его специально-юридическому значению, приходится интерпретировать с помощью семантического грамматического толкования, основанного, во-первых, на том простом соображении, что закон по общему правилу должен быть понимаем так, как он написан, а во-вторых, на предположении, что законодатель знает язык, на котором он пишет законы. В русском языке «обеспечить» значит «сделать вполне возможным, действительным, реально выполнимым» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: «Азъ», 1994. С. 418). То есть прокурор в 5-суточный срок должен лишь обеспечить соединение дел, сделав это возможным, реально выполнимым. Каким образом? Очевидно, пользуясь своими полномочиями, указанными в п. 3 ч. 2 ст. 37, дать соответствующее письменное указание органу предварительного расследования. Дальнейшие процессуальные действия должны быть выполнены последним без всякого промедления, т.е. так быстро, как только это представляется возможным. Подобное решение данной проблемы не является идеальным, но это проистекает из ограниченных возможностей юридического толкования. Последнее слово остается за законодателем. Он, как представляется, может устранить названную коллизию, во-первых, дополнив данную статью указанием на право прокурора и органов предварительного расследования проводить при соединении уголовных дел необходимые процессуальные и следственные действия, а во-вторых, установив для этого более приемлемый срок. Однако тогда придется смириться с тем, что это, по сути, будет означать частичный возврат к институту дополнительного расследования.

6. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого (часть 3 данной статьи). Если судьей оставлена или избрана обвиняемому мера пресечения в виде содержания под стражей, то срок содержания под стражей при соединении уголовных дел по п. 1, 2 ч. 1 ст. 153 (и только в этих случаях) должен, на наш взгляд, исчисляться с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее, не превышая своего предельного значения (с. 109). Во всех прочих случаях (поскольку они не связаны с фактическим производством дополнительного расследования) срок содержания обвиняемых под стражей при возвращении дел прокурору должен исчисляться так же, как при нахождении этих дел «за судом», т.е. в порядке, предусмотренном ст. 255.

МОСКВА, 15 мая — РАПСИ. Верховный суд РФ внёс изменения в постановление пленума о подготовке уголовных дел к разбирательству от 2012 года, в частности, уточнив причины возврата материалов в прокуратуру.

Суд указывает, что дело подлежит возврату, если обвинение в заключении противоречит изложенному в постановлении о привлечении к ответственности, если оно не подписано следователем или не утверждено прокурором, а также при отсутствии в нем необходимых данных: прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о его месте нахождения, сведения о потерпевшем.

«При решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в статье 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения положений УПК, которые служат препятствием для рассмотрения судом уголовного дела по существу и принятия справедливого решения. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление не подписаны следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждены прокурором, обвинительный акт или обвинительное постановление не утверждено начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу», — говорится в новой редакции постановления.

ВС также указал, что если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения, то суд в каждом конкретном случае должен выяснять, по каким причинам фигурант ее не получил, оформлен ли отказ в письменном виде, подтвержден ли документально факт неявки по вызову и т.п.

Читайте так же:  Бандитский петербург адвокат 1 10

При этом отсутствие в материалах дела расписки о получении копии обвинительного заключения не всегда приводит к возврату дела в прокуратуру.

«Отсутствие в материалах уголовного дела расписки о том, что обвиняемому вручена копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, не может служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору, если, по утверждению обвиняемого, она фактически ему была вручена», — говорится в документе.

Комментарий к СТ 237 УПК РФ

Статья 237 УПК РФ. Возвращение уголовного дела прокурору

Комментарий к статье 237 УПК РФ:

1. УПК не предусматривает права суда направлять уголовное дело для дополнительного расследования. Такое полномочие оставлено только прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226, п. 2 ч. 5 ст. 439). Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение дополнительного расследования, а устранение существенных нарушений закона, препятствующих судебному рассмотрению дела и связанных с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта, нарушением права обвиняемого на ознакомление с указанными документами и др. Рассмотрим основания для возвращения дела прокурору более подробно:

1) Составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1 ст. 237). Чтобы служить основанием для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения либо акта должны исключать саму возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения либо акта. Например, невозможно принять законное судебное решение по делу, если обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении (постановлениях) о привлечении в качестве обвиняемого; либо если обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем, дознавателем, не утверждены прокурором (обвинительное заключение также не согласовано с руководителем СО); если в этих документах отсутствуют данные о судимостях, имеющихся у обвиняемого, сведения о его местонахождении, данные о лице, потерпевшем от преступления .

———————————
См.: пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года N 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» // БВС РФ. 2010. N 2.

Следует иметь в виду, что КС РФ дал расширительное толкование рассматриваемому основанию для возвращения уголовного дела прокурору: «Если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного Кодекса» . Отсюда вытекает, что суд по собственной инициативе или по ходатайству любой из сторон вправе возвратить дело прокурору для устранения допущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, для чего допускается (вопреки части 4 ком. статьи, которая данным Постановлением была признана неконституционной) выполнение необходимых следственных и иных процессуальных действий. При этом, однако, должны иметься следующие условия:

———————————
Пункт 4 Постановления КС РФ от 08.12.2003 N 18-П по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также гл. 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами гр. // РГ. 23.12.2003.

— На предварительном расследовании были допущены существенные нарушения именно уголовно-процессуального закона. При этом существенными процессуальными нарушениями считаются те, которые одновременно: а) ущемляют права участников уголовного судопроизводства; б) препятствуют рассмотрению дела, поскольку неустранимы в судебном заседании; в) исключают возможность постановления законного и обоснованного приговора. Так, например, препятствуют постановлению правосудного приговора такие нарушения, допущенные в досудебных стадиях, которые затрагивают конституционное право обвиняемого на защиту; право всех лиц, пострадавших от преступления, на доступ к правосудию, и т.п.

———————————
См.: Определение КС РФ от 22.04.2005 N 197-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Лебедевой Т.Н. на нарушение ее конституционных прав положениями частей первой и пятой ст. 237 УПК РФ // СПС «Гарант».

— Исправление таких нарушений после направления дела прокурору не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия .

———————————
Под неполнотой предварительного расследования в теории уголовного процесса понимаются пробелы в установлении всего круга фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу и могущих оказать существенное влияние на решение по делу. При этом неполным расследование будет являться и тогда, когда следователем, дознавателем не проверены все возможные версии по данному делу. (См.: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 81; Уголовный процесс: Учебник / Под ред. проф. В.З. Лукашевича. СПб., 2004. Общая часть. С. 98 — 99.)

Иначе говоря, не всякие (даже существенные) процессуальные нарушения могут служить основанием для возвращения дела судом прокурору. Не должны быть таким основанием нарушения, устранение которых фактически означало бы проведение дополнительного расследования. КС РФ исходит при этом из правовой позиции (пункт 3 мотивировочной части вышеназванного Постановления), согласно которой исправление допущенных нарушений не должно сводиться: к установлению органами предварительного расследования новых фактических обстоятельств дела; к доказыванию виновности обвиняемых; к дополнению ранее предъявленного обвинения; к переквалификации деяний. Направляя уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения — он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как указал КС РФ, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью лишь приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе . С учетом приведенных положений, сформулированных КС РФ, можно прийти к выводу о том, что при направлении судом дела прокурору исправление нарушений не может заключаться, в частности, в предъявлении обвиняемому нового обвинения, ибо это означало бы на практике чаще всего либо изменение или дополнение ранее предъявленного обвинения, либо переквалификацию деяния. Тем более недопустимо предъявление здесь обвиняемому более тяжкого обвинения. Недопустимо и возвращение судом прокурору уголовного дела для исправления недостатков расследования в случае признания недопустимыми собранных стороной обвинения доказательств. Следует иметь в виду, что согласно позиции КС РФ возложение на суд обязанности по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае признания доказательств, полученных органами предварительного расследования, недопустимыми, если даже это влечет невосполнимую в судебном заседании неполноту исследования обстоятельств дела, признано неконституционным. Как представляется, в настоящее время судом не может быть принято такое решение и по ходатайству стороны обвинения, поскольку это фактически означало бы направление дела для дополнительного расследования с целью доказывания виновности обвиняемых, что запрещено названным выше Постановлением КС РФ .

———————————
См.: пункт 4 Постановления КС РФ от 04.03.2003 по делу о проверке конституционности положений пункта 2 частей первой и третьей статьи 232 УПК РСФСР в связи с жалобами гр. Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева.

См.: Определение КС РФ от 03.02.2000 N 9-О по жалобе гр. Берзиной Л.Ю. на нарушение ее конституционных прав п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР // РГ. 19.04.2000. N 76.

2) Судья также обязан возвратить уголовное дело прокурору, если копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (п. 2 ч. 1 ст. 237). Имеется одно исключение из этого правила — дело не возвращается прокурору, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения или акта и прокурор направил уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

3) Дело возвращается прокурору и в том случае, когда при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не было разъяснено его право ходатайствовать: о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, о применении особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, о проведении предварительного слушания.

4) Возвращение уголовного дела прокурору предусмотрено также для соединения уголовных дел, если при наличии для этого оснований такое соединение не было осуществлено на стадии предварительного расследования (п. 4 ч. 1 ст. 237). Сам судья не вправе принимать решения о соединении поступивших к нему уголовных дел, поскольку это означало бы принятие им на себя в этой части функции обвинения.

В соответствии со ст. 153 УПК в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении: 1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии; 2) одного лица, совершившего несколько преступлений; 3) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемом по этим уголовным делам (о недостатках этих формулировок закона см. ком. к ст. 153). Однако по первым двум основаниям для соединения дел, как правило, требуется вынесение и предъявление обвиняемым или обвиняемому нового обвинения (например, о совершении преступления в соучастии, о совершении преступлений в совокупности). Затем потребуется проведение комплекса действий, связанных с окончанием предварительного расследования, с учетом изменения обвинения (ст. ст. 215 — 220, 221 — 222, 223 — 226). В этой связи представляются не относящимися к решению данного вопроса рассмотренные выше требования Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П (пункт 3 мотивировочной части) о том, что при исправлении недостатков предварительного расследования недопустимо дополнение ранее предъявленного обвинения либо переквалификация деяния (см. пункт 1 ком. к данной статье). См. также пункт 4 ком. к ст. 252 настоящего Кодекса.

По этой причине для реализации процедуры соединения дел в одном производстве после возвращения дела прокурору могут проводиться определенные процессуальные действия, которые при этом не должны быть связаны с восполнением неполноты проведенного расследования применительно к обвинению, являвшемуся предметом судебного разбирательства. Это, однако, не препятствует выполнению органами следствия необходимых, по их мнению, следственных и иных процессуальных действий в рамках того обвинения, которое не было предметом судебного разбирательства, как и не ограничивает право обвиняемого использовать все предоставленные ему законом способы защиты (Определение Конституционного Суда РФ от 07.06.2011 N 751-О-О).

Читайте так же:  Увеличение аванса заявление

5) В п. 3 ч. 1 ст. 237 предусмотрено такое основание для возвращения дела прокурору, как необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Необходимость в этом, согласно ч. 5 ст. 443, может возникнуть, если судья признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания. Следует, однако, учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Возвращение же судьей по своей собственной инициативе уголовного дела прокурору по данному основанию фактически равнозначно даче судом поручения прокурору привлечь данное лицо к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, что нельзя расценить иначе как акт уголовного преследования. Поэтому названную норму необходимо, на наш взгляд, толковать ограничительно, а именно: возвращение дела судьей прокурору по данному основанию возможно только по ходатайству стороны обвинения, но не по инициативе судьи.

2. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу или домашний арест с указанием срока ее действия) и перечисляет его за прокуратурой. Если судьей оставлена или избрана обвиняемому мера пресечения в виде содержания под стражей, то срок содержания под стражей должен исчисляться с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее, без превышения его предельного для стадии предварительного расследования значения. При повторном поступлении уголовного дела в суд в общий срок содержания лица под стражей, предусмотренный частью 2 статьи 255 УПК РФ, засчитывается время содержания под стражей со дня первоначального поступления уголовного дела в суд до возвращения его прокурору (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

3. Суд второй инстанции также вправе возвратить дело прокурору в целях устранения нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных на стадиях, предшествующих судебному производству, и повлекших лишение или стеснение гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, исключающих возможность постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, если это не связано с восполнением неполноты дознания или предварительного следствия (пункт 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций»).

4. Исходя из анализа содержания п. п. 3 и 15 ч. 2 ст. 37, п. 3 ч. 2 ст. 38, п. 8 ч. 1 ст. 39, п. 2 ч. 1 ст. 221 и ч. 6 ст. 162 УПК, можно прийти к выводу о том, что закон не содержит каких-либо специальных положений, регламентирующих порядок производства следственных и процессуальных действий после возвращения судом уголовного дела прокурору, а регламентирует лишь предварительное досудебное производство, осуществляемое в обычном порядке. При применении указанных положений уголовно-процессуального закона на практике складывается ситуация, когда вопреки решению суда об исправлении недостатков предварительного расследования, имеющих сугубо процедурный характер, фактически осуществляется дополнительное предварительное расследование. В какой-то мере это обыкновение носит вынужденный характер, поскольку в ином случае исправление недостатков предварительного расследования (в отличие от направления дела прокурором для дополнительного расследования) ничем не ограничивалось бы во времени, что само по себе нетерпимо, ибо явно нарушало бы общепризнанный принцип срочности судебной защиты. Однако применение правил, допускающих дополнительное расследование по указанию прокурора с продлением сроков предварительного расследования в общем порядке, столь же явным образом вступает в противоречие с названными выше позициями Конституционного Суда РФ. При этом страдает не только правило о доказывании виновности лишь в порядке, установленном законом (ибо порядок, предусмотренный обжалуемыми статьями, рассчитан на иную правовую ситуацию), но и принципы состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Превращение явочным порядком института возвращения уголовного дела судом прокурору для исправления недостатков предварительного расследования в упраздненный законом институт возвращения дела судом для дополнительного расследования возлагает на суд несвойственную ему роль адепта органов уголовного преследования, поскольку им предоставляется повторная попытка доказывания виновности при отсутствии симметричной возможности у стороны защиты.

Следует указать, что само по себе содержание указанных норм не дает основания для вывода об их ошибочности или правовой неопределенности. Дело в том, что они рассчитаны на совершенно иную, «штатную» правовую ситуацию, а именно проведение предварительного расследования до направления дела в суд. Правовая неопределенность может быть усмотрена в самом правовом регулировании института возвращения дела судом прокурору, предусмотренного ком. статьей, которое содержит существенный пробел, касающийся оснований и сроков такого возвращения; порядка производства процессуальных действий, включая следственные действия (а также, попутно заметим, и меры пресечения); процедуры обратного возвращения уголовного дела в суд. Частично этот пробел был восполнен названным выше Постановлением КС РФ от 08.12.2003 N 18-П, которое открыло дорогу для возвращения дела прокурору для исправления не только дефектов собственно обвинительного заключения (акта), но и исправления иных существенных и невосполнимых в судебном разбирательстве процессуальных нарушений. Однако остальные вопросы, связанные с таким возвращением, остаются открытыми.

Представляется, что указанный вопрос в определенной степени может быть разрешен, однако не за счет признания неконституционными оспариваемых заявителем норм, а путем конституционно-правового истолкования статьи 237 УПК — на базе той интерпретации, которую ранее уже дал ей КС РФ. Сущность такого истолкования может состоять в следующем. Коль скоро Конституционным Судом признано право суда общей юрисдикции возвращать уголовное дело прокурору для исправления недостатков предварительного расследования, то в силу требования законности, обоснованности и мотивированности судебных решений (ч. 4 ст. 7 УПК) суд, принимая такое решение, обязан указать, какие именно недостатки подлежат устранению и какие процессуальные действия должны для этого выполнить орган предварительного расследования и прокурор, а также установить срок, в течение которого данные недостатки должны быть устранены, после чего прокурор, безусловно, обязан возвратить дело в суд.

Этот вывод может быть подкреплен также и следующим аргументом. В соответствии с установленным в ст. 6.1 УПК принципом разумности уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные данным Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и порядке, которые предусмотрены УПК, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок. При определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Следовательно, допуская принятие судом решения о возвращении дела прокурору, уголовно-процессуальный закон предполагает установление в постановлении суда и соответствующего срока, который по смыслу взаимосвязанных положений ст. ст. 237 и 6.1 УПК должен быть конкретным и разумным. Следует отметить, что подобный подход уже был применен КС РФ в Определении от 27.01.2011 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.А. Аноприева на нарушение его конституционных прав статьей 107 УПК. Вместе с тем окончательное решение проблемы должно быть дано федеральным законодателем, путем исчерпывающего урегулирования указанных вопросов в уголовно-процессуальном законе.

Похожие статьи:

  • Льготы ветеранам труда пермского края в 2019 году Меры социальной поддержки и льготы в Перми и Пермском крае в 2019 году Социальная поддержка в регионах Меры социальной поддержки и льготы в Перми и Пермском крае в 2019 году Меры социальной поддержки, предоставляемые уполномоченным органом в сфере социальной защиты […]
  • О внесении изменений в федеральный закон о библиотечном деле Проект федерального закона № 51957-5 “О внесении изменений в статью 18 Федерального закона "О библиотечном деле" Вносится депутатами Государственной ДумыС.С. Журовой, Г.П. Ивлиевым, О.В. Морозовым,З.М. Степановой, А.А. Тягуновым В.А. Лекаревой Внести в пункт 1 статьи […]
  • Приказ 302 ноябрь Приказ 302 ноябрь Приказ Минздравсоцразвития России №302н от 12 апреля 2011 г. Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры […]
  • Добровольной пожарной охраны приказ Проект Приказа МЧС России "Об утверждении программ профессиональной подготовки и программ повышения квалификации добровольных пожарных" (подготовлен МЧС России 18.07.2018) Досье на проект В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об […]
  • Билеты на развод по женски РАЗВОД ПО-ЖЕНСКИ Театр им. Вл. Маяковского (ул. Большая Никитская, 19 и Пушкарев пер., 21) Мелодраматическое шоу (2ч20м) К. Бут Люс 500-3000 руб. Спектакль РАЗВОД ПО-ЖЕНСКИ Цена билетов : от 500р до 3000руб партер 7-1ряд 2200-3000руб партер 8-14ряд […]
  • Приказ минфин 10072007 62н Приказ Минфина РФ от 10.07.2007 N 62н Приказ Минфина РФ от 10.07.2007 N 62н "Об утверждении формы единой (упрощенной) налоговой декларации и порядка ее заполнения". Зарегистрирован в Минюсте РФ 25.07.2007 N 9890. Опубликован в издании "Российская газета", N […]