Собственность земли монарха

Насколько богата королева Британии?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

«Собственность Короны» (Crown Estate) — компания, которая управляет королевской недвижимостью, — получила в этом году рекордную прибыль в размере 285 млн фунтов (почти 450 млн долларов), а выплаты самой королеве, которые осуществляются за счет налогоплательщиков, в будущем году, как ожидается, вырастут на 2 млн фунтов (3 млн долларов).

Но насколько богата королева и откуда берется это богатство?

Несмотря на то, что многие подробности состояния счетов королевы становятся достоянием общественности, точные данные о ее благосостоянии неизвестны.

Королева не обязана разглашать состояние своих персональных счетов.

Согласно списку богатейших людей Великобритании в этом году, составленному газетой Sunday Times (Sunday Times Rich List 2015), ее состояние оценивается в 340 млн фунтов — на 10 млн фунтов больше, чем в прошлом году.

Известное состояние королевы может быть поделено на ее частный доход и финансирование со стороны государства, которое она получает как правящий монарх.

«Собственность Короны»

Главный источник известных королевских доходов — это Суверенный грант, который представляет собой фиксированный процент прибыли «Собственности Короны».

«Собственность Короны» возникла в 1760 году, когда король Георг III достиг соглашения с правительством, согласно которому прибыль от королевской недвижимости стала поступать в казну.

Взамен монарх больше не должен был оплачивать расходы гражданского правительства и долги предыдущих монархов, а ему самому полагалась ежегодная фиксированная сумма.

С тех пор каждый последующий монарх традиционно соглашался на эти условия.

Сегодня «Собственность Короны» представляет собой независимое коммерческое предприятие с крупнейшим в Британии портфелем недвижимости. Величина ее капитала сейчас находится на рекордно высоком значении в 11,5 млрд фунтов — на 16,1% больше, чем в 2014 году.

Большая часть активов находится в Лондоне, однако «Собственность Короны» также владеет недвижимостью в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии.

Среди объектов — Большой Виндзорский парк и Королевский ипподром в Аскоте, но основную часть портфеля составляет жилая и коммерческая недвижимость, включая офисы, магазины и торговые центры, а также большая часть зданий на Риджент-стрит в лондонском Вест-Энде.

Согласно текущему соглашению о финансировании, вся выручка «Собственности Короны» идет в казну, а 15% причитаются королеве.

Это называется Суверенным грантом, который идет на оплату церемониальных обязанностей.

В прошлом году Суверенный грант составил 37,9 млн фунтов, из которых королева потратила 35,7 млн фунтов.

Эти деньги, в числе прочего, пошли на оплату персонала, обслуживание недвижимости, поездки, коммунальные услуги.

«Собственность Короны» формально принадлежит монарху во время его правления, но на деле не может быть продана.

Персональные доходы

Персональный доход королевы в основном используется для покрытия расходов других членов королевской семьи.

Средства по большей части поступают из герцогства Ланкастер, которое включает в себя принадлежащие королеве земли, недвижимость и активы и управляется отдельно от «Собственности Короны».

В портфеле герцогства — 18 454 га земли в Англии и Уэльсе, а также коммерческая, сельскохозяйственная и жилая недвижимость.

Хотя она считается собственностью королевы и передается по наследству, продать его она не может.

Как и в случае с «Собственностью Короны», выручка герцогства Ланкастер идет в казну, которая затем выделяет королеве средства на расходы, которые не покрывает Суверенный грант.

В этом году персональный доход королевы составил 13,3 млн фунтов, основную часть которого обеспечило герцогство Ланкастер.

В правительстве даже есть специальная должность — канцлер герцогства Ланкастер, в чьи обязанности входит управление недвижимостью и рентой герцогства.

Сейчас этот пост занимает Оливер Летвин — член парламента от Западного Дорсета, который также ответственен за секретариат кабинета министров.

Кроме того, доходы герцогства Корнуолльского идут на личные и официальные расходы принца Уэльского и герцогини Корнуолльской.

Оба герцогства освобождены от налога на прибыль организаций, так как принадлежат Короне.

Инвестиции королевы

Масштаб персонального дохода королевы менее известен.

По информации Sunday Times, у нее есть портфель инвестиций, который в основном состоит из акций и голубых фишек британских компаний. Его стоимость оценивается в 110 миллионов фунтов.

Королева также владеет личной недвижимостью, включая Сандрингемский дворец в Норфолке, Замок Балморал в Абердиншире и другие особняки поменьше.

Среди прочего имущества — королевская коллекция марок, живопись, бриллианты, автомобили, лошади и наследство Королевы-матери.

Помимо личного имущества Елизаветы II существует Королевская коллекция, которая включает в себя произведения искусства и драгоценности.

Она состоит из более чем миллиона предметов и стоит 10 млрд фунтов, но не считается состоянием самой королевы, так как сохраняется для ее преемников и страны.

В коллекцию также входят картины старых мастеров, исторические фотографии, мебель, книги и другие произведения искусства.

Они хранятся в нескольких местах, в том числе в Хэмптон-корте и Виндзорском замке.

Кому принадлежит земля в Англии?

Если коротко, то 70% земли в Англии принадлежит 1% населения. И большинство из этих семей ведут свой род от армии Вильгельма Завоевателя, захватившего Англию в XI веке.

Пришлось сделать небольшое пояснение к фразе «Малоизвестный факт: в Британии до сих пор подавляющее большинство земли принадлежит короне и мизерному слою знати со времен Вильгельма Завоевателя» из статьи Железные дороги: первые проблемы землеотвода. Прежде чем поправлять меня например так: «Автору следует понимать, что принадлежат Короне, это не значит принадлежат лично королевской семье, а принадлежат Госсударству.» via , настоятельно рекомендуется поинтересоваться что известно по этому поводу в самой Британии.

Слово британскому писателю Paul Kingsnorth, который в статье High house prices? Inequality? I blame the Normans пишет следующее: «Почти четыре года назад я взялся за написание романа о событиях, происходивших после нормандского завоевания в 1066 году. Прежде всего я провел шесть месяцев в Бодлеанской библиотеке, углубившись в книги и журналы для изучения этого периода. Вскоре до меня дошло, что кроме известного всем со школы рассказа о битве при Гастингсе, я почти ничего знал о последствиях завоевания. Постепенно я начал понимать насколько сильно его влияние до сих пор.

К концу процесса изучения я пришел к обескураживающему выводу: мы по-прежнему под властью норманнов.

Возьмите цены на жилье. По мнению автора Кевин Кэхилл, основной движущей силой абсурдного роста цен не недвижимость в Великобритании является то, что слишком много земли страны принадлежат узкому кругу элиты. Просто 0,3 % населения — 160 000 семей — собственники 2/3 страны. Менее 1 % населения владеет 70 % земли, что ставит Великобританию на второе место после Бразилии в рейтинге стран с самым неравномерным распределением земель в мире.»

В комментариях к статье приводится ссылка на письменный ответ Министерства юстиции: «Корона является конечным собственником всех земель в Англии и Уэльсе, в том числе на островах Силли» (In a written response to a question by Andrew George MP in February 2009, Bridget Prentice, a parliamentary undersecretary at the Ministry of Justice, replied, «The Crown is the ultimate owner of all land in England and Wales (including the Isles of Scilly): all other owners hold an estate in land. Although there is some land that the Crown has never granted away, most land is held of the Crown as freehold or leasehold.» via)

1.2. Киевская Русь как раннефеодальная монархия.

Феодальная поземельная собственность складывается с 9 в. в двух основных формах—княжеский домен и вотчинное землевладение. Внеэкономические формы эксплуатации (дань , “полюдье”) уступают место экономическим , основным на праве собственности .

Формирование правящего класса приводит к появлению сложных отношений “сюзеренитета — вассалитета”, т.е. феодальная зависимость. Дружина князя дифференцируется на “старшую” и “младшую” (и по возрасту , и по социальному положению ). Бояре из боевых соратников князя превращаются в землевладельцев, его вассалов, вотчинников. В 11-12 в.в. происходят оформление боярства, как особое сословие и закрепление его правового статуса. Формируется вассалитет как система отношений с князем — сюзереном , его характерными признаками становятся специализация вассальной службы , договорной характер отношений и экономическая самостоятельность вассала . В феодальном договоре о службе соединились два начала : более древнее и личное , служебное (дружинник) и более позднее — зависимость по земле , служба , строго обусловленная землевладением . В связи с этим изменяется социально — экономическое поведение боярства .

Бояре усиливают эксплуатацию крестьян-общинников , попадающих к ним в зависимость , с помощью внеэкономических (захват , насилие ) и экономических (кабала , дом ) мер . Совершая военные походы , князь с дружиной захватывает пленных и превращает их в рабов (холопов ) . Однако рабский труд у славян не стал основной формой эксплуатации : экономические , климатические, географические и другие условия не способствовали этому . Рабы выполняли вспомогательные хозяйственные функция , главной рабочей силой были крестьяне-общинники.

Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию. Во главе стоял киевский великий князь . В своей деятельности он опирался на дружину и совет старейшин . Управление на местах осуществляли его наместники (в городах ) и волостители (в сельской местности ) .

Великий князь находился в договорных или сюзеренно-вассальных отношениях с другими князями. Местные князья могли принуждаться к службе силой оружия . Усиление местных феодалов (11-12 в.в.) вызывает появление новой формы и нового органа власти —“сейма” , т.е. феодального съезда . На таких съезда решались вопросы войны и мира , разделение земель , вассалитета.

Отношение сюзеренитета-вассалитета ставили всех подчиняющихся князю феодалов в положении служилых людей. В наибольшей зависимости от князя находились младшая дружина и “слуги под дворским”. Крупные феодалы-землевладельцы пользовались большей автономией.

В статуте крупного боярина-вотчинника соединились право собственности на землю и власть. Первыми вассалами становились князья-наместники, не служившие непосредственно в княжеской дружине. Основной обязанностью вассалов является не уплата дани , а военная служба .

Стремление киевских князей к централизации своей власти определило ликвидацию племенных князей, скорое устранение князей-наместников и раздачу земель сыновьям князя (что усилило сюзеренитет отцовского авторитета). При этом принцип старшинства приходил в столкновение с принципом “отчины”: при перемещении князяй-братьев с одного “стола” на другой, некоторые из них не желали менять насиженные места, другие же рвались к киевскому “столу” через головы старших братьев. Для урегулирования подобных коллизий уже в 11-12 в.в. начинают заключаться междукняжеские договоры, содержанием которых являлись условия господства-подчинения, союзов и военных коалиций. Закрепление “отчины” (вотчины) в родовую собственность позволяло боярам даже при смене своего сюзерена-князя оставлять при себе земельную собственность. Князь в своих договорах часто признавали за своими боярами-вассалами свободу службы и безнаказанный отход от службы.

Местное управление осуществлялось доверенными людьми князя, его сыновьями и опиралось на военные гарнизоны, руководимые тысяцкими, сотниками и десятниками. В этот период продолжает существовать численная или десятичная система управления , которая зародилась в недрах дружинной организации , а затем превратилась в военно-административную систему . Ресурсы для своего существования местные органы управления получали через систему кормлений (сборы с местного населения) .

Органом местного крестьянского самоуправления оставалась территориальная община — вервь. В ее компетенцию входили земельные пределы (перераспределение земельных наделов ) , полицейский надзор , налогово-финансовые вопросы , связанные с обложением податями и их распределение , решение судебных споров , расследование преступлений и исполнение наказаний . “Вервь” 11-12в.в. сочетала в себе элементы соседской и семейной общины .

Волость — община представляет собой конгломерат мелких поселений. Государство было заинтересовано в сохранении общинной структуры , которую оно использовало в фискальных , полицейских и административных целях . Община была наделена некоторыми судебными функциями , на нее возлагались обязанности по перераспределению земельных наделов и аккумулированию пустующих и брошенных земель . Феодалы , приобретавшие общинные земли , освобождались от государственного “тягла” , податных , судебных и административных обязанностей .

Государственная власть постепенно усиливала свой контроль над общиной: вначале рядом с выборным старостой появляется фигура княжеского приказчика, позже выборных старост заменяют назначаемые князем дворские, наконец, общиной начинает управлять приказчик-посельский. Однако в Древней Руси община представляла собой достаточно автономное образование с собственными суверенными правами , и главным ее оппонентом оказалась боярщина — институт , основанный на вотчинном землевладении .

Процесс формирования русской государственности связан с нарастающей силой боярства.

Совет при князе состоял из бояр и “княжеских мужей”. Отдельные функции или руководство отраслями княжеского дворцового хозяйства осуществляли старосты . Со временем эти дворцовые управители превращаются в управляющих отраслями княжеского (государственного) хозяйства . Десятичная система управления заменяется дворцово-вотчинной , при которой политическая власть принадлежит собственнику (боярину-вотчиннику) . Складывались два центра власти — княжеский дворец и боярская вотчина , становление принципа происходит в процессе феодальной раздробленности .

В раннефеодальной монархии важную государственную и политическую функцию выполняет народное собрание — вече. Выросшее из традиций племенных сходов, оно приобретает более формальные черты: для него готовится “повестка дня”, подбираются кандидатуры выборных должностных лиц, в качестве организационного центра действуют “старцы градские” (старейшины). Определяется компетенция вече : при участии всех свободных (правоспособных) жителей города (посада) и примыкающих поселений (слобод) решались вопросы налогообложения , обороны города и организации военных походов , избирались князья (в Новгороде). Исполнительным органом вече был совет, состоявший из “лучших людей” (городского патрициата, старейшин).

Вече в качестве государственного института оценивалось исследователями неоднозначно: как совещание правителей города, совещание князя со знатью города, как военный совет. По-разному определялась и роль совета (думы) при князе : иногда его рассматривали как постоянно действующий государственный орган , как порождение аристократической родовой традиции или как не орган вовсе , а просто “акт думания” , принятия решений .

Становление княжеской администрации проходило на фоне первых административных и правовых реформ. В 10 в. княгиней Ольгой была проведена “налоговая” реформа: были установленны пункты (“погосты”) и сроки для сбора дани, регламентированы ее размеры (уроки). В начале 11в. князем Владимиром Мономахом вводится устав о закупничестве, регламинтирующий кобально-долговые и заемные отношения.

Кроме дани, княжеская администрация получала с населения другие прямые сборы — дар, полюдие, корша. Подати уплачивались медом, мехами и деньгами.

После принятия христианства в качестве государственной религии на Руси складываются церковные организации и юрисдикции. Духовенство делилось на “черное” (монашество) и “белое” (приходское). Организационными центрами стали епархии, приходы и монастыри. Церьковь получила право на приобретение земель , населенных деревень, на осуществление суда по специально выделенной юрисдикции (все дела в отношении “церковных людей”, дела о преступлениях против нравственности,брачно-семейные). .

Светская хроника

Принц не нищий: на что живет королевская семья Британии

На что живут британские монархи

Члены королевской семьи Великобритании — такие же люди, как и все. Им нужно есть, одеваться, следить за здоровьем, оплачивать коммунальные услуги и счета за обучение детей. А еще — устраивать праздники и заниматься благотворительностью, на что уходит немало денег. 25 лет назад королевская семья открыла для себя очередную статью дохода — в Букингемском дворце впервые начали проводить экскурсии. «Газета.Ru» — о том, как еще зарабатывает королевская семья.

Читайте так же:  Трудовой кодекс рф глава 18

29 апреля 1993 года, ровно 25 лет назад, Елизавета II объявила, что Букингемский дворец будет впервые открыт для туристов, а сбор от продажи входных билетов пойдет на ремонт пострадавшего от пожара Виндзорского замка (сейчас он восстановлен и великолепно функционирует). Доход, который приносят туристы и любопытствующие подданные Королевства, составляет лишь часть бюджета королевской семьи. На что же живут британские монархи?

По данным The Telegraph, за год правления королевская семья в среднем тратит около $368 млн.

Средства монархи получают из нескольких источников, как государственных, так и частных.

Главной статьей королевских доходов является «суверенный грант», который формируется из фиксированного процента прибыли Собственности Короны. Собственность Короны — это земли и владения Великобритании, принадлежащие государству, в том числе и за ее пределами. На этих землях монарх выступает в качестве единоличного юридического лица, отчего владениям придается статус «государственного имущества Короны» («in right of the Crown»). Таким образом, это имущество не является ни государственной, ни частной собственностью и управляется независимым Советом Собственности короны (Crown Estate Commissioners). Монарх же осуществляет ограниченный контроль над делами. Прибыль от бывших наследственных владений остается в распоряжении правительства и казначейства. Собственность Короны формально является подотчетной парламенту Великобритании, и Совет обязан ежегодно отчитываться монарху и Палате общин.

Первоначально имущество Собственности Короны было в распоряжении правящего монарха, финансировавшего аппарат госуправления. Но в 1760 году король Георг III передал в казну контроль над доходами от этих владений, тем самым освободив себя от обязанности лично содержать чиновничий аппарат. Взамен монарх начал получать ежегодный грант, называемый «цивильным листом». По традиции, каждый следующий монарх продлевал эту договоренность, но 1 апреля 2012 года «цивильный лист» был отменен.

Сегодня Ее Величество получает стабильный финансовый поток, который составляет 15% от годового дохода Собственности Короны. Например, в 2015 году Суверенный грант королевы составил $48,9 млн.

Согласно официальным королевским семейным финансовым отчетам, «суверенный грант» расходуется на поездки семьи, обслуживание резиденций, коммунальные услуги и зарплату королевского персонала. Но грант не покрывает расходы на безопасность и королевские церемонии — деньги на эти статьи расходов берутся других источников.

Частный доход королевы называется «тайный кошелек». Эти деньги поступают из герцогства Ланкастер — это земли и другие активы, которые принадлежат королевской семье уже сотни лет. Герцогство включает в себя почти 18,5 га земли и состоит из жилой, коммерческой и сельскохозяйственной собственности. С 2015-го по 2016 год из герцогства королеве поступило около $21,7 млн. Согласно веб-сайту королевской семьи, эта сумма помогает с расходами, которые не покрываются суверенным грантом, а именно «расходами, понесенными другими членами королевской семьи».

Елизавета II также имеет личное состояние, которое оценивается примерно в $414,7 млн. Она владеет замками Балморал и Сандрингэм, которые унаследовала от своего отца, а также коллекцией произведений искусства.

При всем этом королева не только не является самым богатым человеком в Британии, но даже не входит в список 300 самых состоятельных британцев.

Герцогство Корнуолл — еще один источник доходов, покрывающий расходы принца Уэльского Чарльза и его наследников. Это означает, что Гарри, Уильям и Кейт, а также Джордж, Шарлотта, а теперь и Луи, проживающие в Кенсингтонском дворце, тоже финансируются герцогством Корнуолл.

На что же королевская семья тратит свои деньги? Во-первых, на обслуживающий персонал. За королевским домом следит огромное количество прислуги. Уборка, стирка, кухня и прочие домашние работы лежат на плечах высококлассных специалистов, которым доверяет королевская семья. Дорого обходится и содержание самих резиденций, за которыми так тщательно следит прислуга. В течение прошлого года королева

Елизавета потратила почти $24 млн на эту статью расходов и около $4 млн на коммунальные услуги, согласно данным Суверенного гранта, опубликованным на официальном сайте британской королевской семьи.

Отдельно стоит отметить праздничный декор, на который тоже уходят внушительные суммы, ведь на каждый праздник Букингемский дворец или Виндзорский замок преображаются, и все жители Великобритании стараются брать пример с королевской семьи.

Судя по автомобилям, на которых передвигаются члены королевской семьи, расходы на транспорт тоже ощущаются в бюджете. В 2016 году принц Филипп выставил на аукцион свой Aston Martin Lagonda 1954 года, который входит в список самых редких автомобилей в мире, его стартовая цена на торгах составила примерно $640 тыс. долларов. У принца Чарльза также есть редкий Aston Martin Volante DB6 MKII 1969 года, за рулем которого он был и в день своей свадьбы.

В семье также не жалеют деньги на медицинское обслуживание. Кейт Миддлтон родила всех троих детей в эксклюзивном крыле «Линдо» больницы Сент-Мэри в лондонском районе Паддингтон, апартаменты в котором стоят почти $10 тыс. в сутки.

С сентября прошлого года в семье появилась новая статья расходов — образование. Принц Джордж посещает школу Томаса в Баттерси, семестр в которой стоит более $7 тыс., а через полтора года к Джорджу присоединится принцесса Шарлотта.

Что касается гардероба, вся королевская семья достаточно скромна в этом плане. Принц Уильям, герцогиня Кейт и их дети не раз появлялись на публике в одной и той же одежде, что не мешает им попадать в рейтинги самых стильно одетых персон. Однако в семье есть небольшая слабость — дорогие аксессуары. Например, Кейт носит часы Cartier стоимостью более $2 тыс. и солнцезащитные очки Bvlgari.

Меньше всего денег в семье жалеют на ювелирные кольца. Принц Гарри подарил Меган Маркл по случаю помолвки кольцо с тремя бриллиантами, созданное королевскими ювелирами Cleave and Company, которое эксперты оценивают в сумму от $500 тыс. до $1 млн. Один крупный бриллиант, украшающий кольцо, родом из Ботсваны, два другие, помельче, были в свое время инкрустированы в кольцо принцессы Дианы.

Кольцо, которое принц Уильям подарил Кейт, передалось ему по наследству от его матери, принцессы Дианы. Ювелирное изделие с 14-ю бриллиантами сегодня оценивается примерно в $500 тыс. — при оценке учитывается, разумеется, тот факт, что украшение принадлежит члену королевской семьи.

Монархи тратят деньги не только на самих себя, но и помнят про благотворительную деятельность. В семье благотворительность является не почетным, а обязательным делом, и мероприятия по сбору средств занимают важное место в графике каждой высочайшей особы.

21 ВЛАСТЬ И СОБСТВЕННОСТЬ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ

Как в России возник и развивался принцип власти и собственности?

Сначала в России установился особый, самостоятельный тип власти – вотчина. Первоначальным источником власти князя была личная вотчина.

В ее приделах князь был абсолютным повелителем, выступая одновременно и как властитель, и как собственник. Ему на правах собственности принадлежали земля, реки, а также все живущие на территории вотчины люди, которые не могли претендовать на княжескую землю. Следовательно, термин «вотчина» обозначал одновременно и собственность, и полномочия (власть), унаследованные от отца.

Когда московские князья расширяли владения, то они организовали политическую власть по образу своих наследственных вотчин. Политическая структура огромной страны, по сути дела, была тождественна вотчинной государственной структуре, из которой она вышла. Главное же состояло в том, что государственная власть долгое время осуществлялась в России как продолжение права собственности. Именно собственный подход к политическому режиму является определяющей чертой российской политической жизни, вытекающей из отождествления права собственности и власти.

Вотчинный тип сложился в России между XII–XVII вв. Главным на данном пути были отказ монархии от монополии на землю, закрепление ее в частную собственность за дворянами, освобождение крестьян от крепостного права, предоставление населению прав и свобод. Под воздействием революции 1905 г. власть была вынуждена пойти на политические уступки и создать представительный орган власти.

С 1917 по 1991 гг. шел процесс сращивания политической и экономической власти. Вся политическая власть сосредоточилась в руках советского руководства – номенклатуры.

Могущество тоталитарного режима не ограничивалось лишь политической властью – существовала и государственная собственность, возникшая на основе экспроприации частной. Формально она принадлежала трудящимся, хотя они были отчуждены от нее. Соединяя политическую и экономическую власть, тоталитарный режим приобрел абсолютный и бесконтрольный характер. Чтобы разрушить эту опасную связь, было необходимо:

1) развести власть и собственность;

2) создать плюралистическую экономику, где ведущее положение должна была занять частная собственность.

В 1991 г. в нашей стране началась приватизация, целью которой было разрушить принцип власти собственности. Для этого было проведено разгосударствление собственности, что привело к созданию слоя независимых собственников, способных контролировать действия власти

Собственность земли монарха

После отмены крепостничества

Россия вступила в ХХ век под грузом социально-экономических проблем, и тяжелейшей из них — аграрной.

Сельскохозяйственные земли страны делились в основном на три вида. Земли частновладельческие, принадлежавшие дворянам-помещикам, а теперь уже — и просто богатым людям. Земли государственные, включавшие так называемые удельные и кабинетские, представлявшие собственность царской семьи. И наконец, земли общинные: ими наделялись крестьяне без права собственности. В зависимости от числа «едоков» или, например, земельных «неудобий» участки могли переделяться. При этом землю часто «нарезали» в разных местах, порождая «чересполосицу», весьма затруднявшую хозяйствование.

И всё же наиглавнейшая причина, тормозившая рост производительности труда в сельском хозяйстве (а значит, и развитие всей экономики), заключалась в том, что крестьяне, не владея землёй, не стремились вкладывать в неё силы и средства.

Выход из такого «аграрного ступора» разные социальные общественные силы видели по-разному. Наиболее радикальный предлагали левые — социал-демократы, эсеры и близкие к ним группы: ликвидировать частную собственность на землю и безвозмездно передать её либо в общенародную собственность (эсеровская социализация земли), либо, тоже безвозмездно, — в государственную собственность (социал-демократическая национализация земли). Либералы (в лице кадетов) выступали за отчуждение части государственной земли, а также части частновладельческой, и передачу её — «за справедливый выкуп» — крестьянам.

Сторонники названных программ видели основную причину отсталости сельского хозяйства в малоземелье общинных крестьян. Только лишь отчуждение частновладельческой земли в пользу крестьян могло, с их точки зрения, закрыть проклятый вопрос. Однако многие специалисты-аграрники считали, что беда лежит в другом — в отсталой технической оснащённости сельского хозяйства и в устаревших методах землепользования. И потому увеличение крестьянских наделов лишь усугубит ситуацию, а многие налаженные культурные помещичьи хозяйства в то же время пойдут прахом.

Главное, однако, заключалось в другом: программы левых партий вели к более или менее глубокой социальной ломке. Между тем по России, вступившей в XX век, уже полыхали крестьянские восстания и бунты, грозя революцией.

На развилке дорог

Представители власти и идейно близкие к ней люди — государственники — отвергали решение аграрной проблемы за счёт частновладельческой земли. По их убеждению, выход следует искать в многовековой крестьянской общине, в которой (как уже говорилось) общинники не владели землёй, а лишь наделялись ею. Смысл предлагавшегося государственниками решения — превратить общинного «надельщика» в частного собственника, что сразу повысит производительность его труда. Феодальная, по сути, сельская община прекратит своё существование, и сельское хозяйство России постепенно начнёт капитализироваться.

Идеи такого рода появились и стали обсуждаться вскоре после отмены крепостного права в 1861 году. Легко проследить цепочку разных правительственных комиссий, особых совещаний, комитетов — Витте, Стишинского, Горемыкина и других, — в которых анализировались и разрабатывались проекты сельскохозяйственной реформы. Но дело практически не двигалось. Всё, наконец, упёрлось в окончательное слово НиколаяII — человека, склонного к колебаниям и предпочитавшего сохранять статус-кво в момент, когда надо было делать чёткий выбор. Яркое свидетельство нерешительности царя — Манифест от 26 февраля 1903 года, провозглашавший незыблемость общинного крестьянского устройства, хотя и допускавший в нём некоторые подвижки.

Так было потеряно много лет для весьма необходимых аграрных преобразований. Удивительно сказал С.Ю.Витте на одном из совещаний: «Россия составляет в одном отношении исключение из всех стран мира. И как отнесётся к этому исключению история — покажет будущее. Исключение это состоит в том, что систематически народ воспитывается в отсутствие понятия о собственности и законности…»

Год 1905-й начался в России революцией, развивавшейся по нарастающей. Многовековая самодержавная монархия зашаталась. И 17 октября НиколайII подписал Манифест, скромно названный: «Об усовершенствовании государственного порядка». А тем не менее сей Манифест «даровал» населению гражданские права, свободу слова, расширил выборы до всеобщих и равных в Государственную думу (Первая уже готовилась к открытию). Манифест провозгласил: никакой закон не может «восприять силу» без её (Думы) одобрения. Как видим, всё это намного больше простого «усовершенствования». Бесспорно, Манифест не превращал Россию в парламентскую, конституционную монархию — верховная власть по-прежнему принадлежала царю, — но он явно выводил страну на путь к ней.

Россия оказалась, как витязь из сказки, на развилке дорог. Под воздействием левых (революционных сил и части либеральной оппозиции) страна могла отвергнуть Манифест, сочтя его уловкой власти, и свернуть на дорогу революционной ломки исторически сложившегося государства. Но страна с обновлённой (благодаря Манифесту) государственной системой могла встать и на эволюционный путь развития. (В исторической ретроспективе видно: революционную идеологию — правда, в её самом общем виде — наиболее полно и последовательно выражал большевизм, олицетворяемый В.Лениным с его стремлением «перевернуть Россию» революционным путём.)

Манифест 17 октября, внеся глубокие перемены во все стороны общественной жизни страны, потребовал и новых людей — как в оппозиционном лагере, так и в системе правительственного управления. Начиналось время публичной политики. Либеральная оппозиция сумела выдвинуть таких людей-златоустов, блиставших в Думе. В правящих верхах дело обстояло значительно сложнее.

Согласно Манифесту, в России впервые создавался Совет министров. А это предполагало взаимодействие правительства (министров — и прежде всего премьер-министра) с Государственной думой и её комиссиями. Иначе говоря, Манифест сделал весьма острой необходимость в такой государственной личности, которая была бы способна повести страну эволюционным путём, противостоя оппозиции и революции.

НиколайII такими качествами явно не обладал. А вот Столыпин был прирождённым лидером. Неслучайно монархист В.В.Шульгин впоследствии писал: «Столыпин говорил для России. Это очень подходило к человеку, который если не сел на царский трон, то при известных обстоятельствах был бы достоин его занять. Словом, в его манере и облике сквозил всероссийский диктатор. Однако диктатор такой породы, которому не свойственны были грубые выпады».

Читайте так же:  Договор купли продажи оао

Против левых и правых

Пётр АркадьевичСтолыпин родился в апреле 1862 года. Род Столыпиных — старинный, древний, корни его прослеживаются ещё в XVI веке. Интересно напомнить, что прабабушка Петра Аркадьевича (по мужу — Арсеньева Е.А.) была бабушкой М.Ю.Лермонтова: Лермонтов и Столыпин — родственники. Отец Столыпина — генерал А.Д.Столыпин, герой обороны Севастополя — в последние годы службы был комендантом Кремля. Дружил с Л.Н.Толстым. Мать — княжна Н.М.Горчакова. Женой его стала праправнучка А.В.Суворова, Ольга Борисовна Нейдгардт, — невеста старшего брата, убитого на дуэли.

Окончив в 1884 году физико-математический факультет Петербургского университета, Столыпин служит в Министерстве внутренних дел, в департаменте сельского хозяйства. В конце 90-х годов он живёт в городе Ковно (ныне — Каунас, Литва), где его выбирают предводителем местного дворянства. В 1902 году Столыпина назначают губернатором в Гродно. (Впрочем, здесь он остаётся недолго — всего 10 месяцев.) Но, как и в Ковно, проявляет глубокий интерес к экономике, особенно к сельскому хозяйству. В начале 1903 года его переводят губернатором в значительно более крупную и считавшуюся намного более «трудной» Саратовскую губернию.

Вскоре ему впервые пришлось здесь столкнуться, чуть ли не лицом к лицу, с революционными выступлениями и крестьянскими бунтами, при этом он проявил бесстрашие и решительность характера. Находившийся в окружении Столыпина В.О.Лопухин так рассказывает об инциденте,которому был свидетелем. Столыпин направился к бушевавшей толпе без какой-либо охраны. Навстречу ему двинулся разъярённый мужик с явным намерением напасть. Кровавый исход не был исключён: уже наступило время, когда губернаторов — да и других высших чиновников — стреляли, как куропаток. Столыпин не дрогнул. На ходу он скинул с себя форменное пальто и, бросив его на руки мужику, крикнул: «Держи!» То ли от неожиданности, то ли от силы волевого окрика нападавший остановился как вкопанный, держа в руках брошенное ему пальто. Столыпин заговорил с толпой. Она стихла и постепенно разошлась.

Саратов оказался одним из центров не только революционеров и бунтовщиков, но и крайне правых агитаторов. Особую роль среди них играл получивший в те годы широкую известность иеромонах Иллиодор (Сергей Труфанов). Собирая массы простонародья, он произносил зажигательные речи против официальных властей и духовенства. Эти собрания и сходки нередко заканчивались побоищами. И Столыпин не раз вынужден был лично восстанавливать порядок. Борьба с левыми и правыми пройдёт через все годы деятельности Столыпина, до конца его жизни.

Работа Столыпина в Саратове не могла остаться незамеченной в Царском Селе. Николай II вызвал Столыпина и предложил ему занять пост министра внутренних дел. Это был наиболее ответственный, но и крайне опасный пост. Уже два министра внутренних дел — Д.С.Сипягин и В.К.Плеве — пали от рук террористов. Не страх останавливал Столыпина возглавить МВД: он считал, что недостаточно опытен для такого дела. Так и сказал царю: «Ваше Величество! По совести я не могу принять Вашего предложения». Тогда НиколайII назначил Столыпина приказом.

27 апреля 1906 года открылась 1-я Государственная дума. Её левизна оказалась ошеломляющей для власти. Раздражённый царь отправил премьер-министра С.Ю.Витте в отставку. Премьером стал старый И.Л.Горемыкин. И всё же некоторые новые министры, в том числе и Столыпин, были готовы к сотрудничеству с Думой, вели переговоры о предоставлении кадетам некоторых министерских постов. Но из-за левизны думского большинства это оказалось невозможным. Крайне левые требовали ответственности правительства не перед царём, а перед Думой. Они же выступали за принудительное отчуждение частновладельческих (помещичьих) земель, вплоть до отмены частной собственности на землю вообще…

В царском окружении и в правительстве начали обсуждать возможность роспуска Думы. Нужен был повод, и Дума сама дала его. Когда правительство обратилось к народу с критикой программ отчуждения частных земель, думские депутаты в ответ выступили со своим «контробращением», что противоречило закону. И 1-яГосударственная дума, просуществовавшая 72 дня, была распущена. Многие кадетские депутаты, протестуя, уехали в Выборг и оттуда обратились к населению с призывом оказывать власти пассивное сопротивление: не платить налоги, не отдавать сыновей в солдаты и т.д. Но революция уже шла на спад, и в ответ на «Выборгское воззвание» народ безмолствовал.

Одновременно с роспуском 1-й Думы в отставку ушло правительство Горемыкина. Премьер-министром 8 июля 1906 года был назначен Столыпин, сохранивший и пост министра внутренних дел. В его руках отныне сконцентрировалась огромная власть.

В основных законах Российской империи, принятых после Манифеста 17 октября 1905 года, была 87-я статья, которая позволяла правительству в перерывах между думскими сессиями принимать указы — правда, с последующим рассмотрением и утверждением Думой. Столыпин воспользовался этой статьёй и принял пакет чрезвычайных Указов Правительствующему Сенату, связанных с аграрным вопросом: о продаже крестьянам государственных земель; о правовом равенстве крестьян с другими сословиями; о расширении деятельности Крестьянского банка; о проведении землеустроительных работ… То был прямой подход к принятию главного Указа с длинным бюрократическим названием: «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования».

Указ, опубликованный 9 ноября 1906 года, объявлял право крестьян закреплять свою надельную общинную землю в частную собственность. Разделённые чересполосицей участки крестьянских наделов могли сводиться в одно место, образуя, как тогда называли, отруб. Если же на отрубе ставился ещё и крестьянский дом, появлялся хутор. Так получило своё начало русское фермерство. Указ от 9 ноября 1906 года стал поистине историческим событием: никогда прежде российские крестьяне не владели землёй, на которой бы в поте лица своего трудились не только они сами, но их отцы, деды и прадеды.

Как и любая реформа, столыпинская несла в себе и разрушительное начало. Те, кто не обладал достаточной самостоятельностью характера и не мог приспособиться к новым условиям, пополняли ряды пролетариата, а иногда и спускались на дно общества. Кое-кто из противников Столыпина даже утверждал, что его реформа, раскалывая общину, пополняет слои революционных бунтарей.

А между тем революционные выступления в стране достигли пика. В авангарде шли эсеровские террористы (по некоторым данным, с начала революционных событий 1905 года было убито и искалечено более четырёх с половиной тысяч представителей власти разного уровня — от полицейских до генералов и министров). Положение осложняли и правые, крайне монархические террористы: их жертвами становились думские депутаты, лидеры революционных и либеральных организаций.

По инициативе Столыпина в губерниях, находящихся на военном или чрезвычайном положении (таких было 82), 19 августа 1906 года вводилось «Положение Совета министров о военно-полевых судах». Под эти суды подпадали уличённые в разбое и грабеже, в нападении и убийстве должностных лиц. Военно-полевой суд состоял из четырёх офицеров, назначенных генерал-губернатором или командующим военным округом, проходил без прокурора и адвоката. Приговор (чаще всего расстрел или повешение) выносили не позднее чем через 48 часов, и обжалованию он не подлежал.

Но именно в это тревожное время — 9 ноября 1906 года — Столыпин не поколебался объявить Указ о праве перехода надельной крестьянской земли в частнособственническую.

Революционные террористы вели настоящую охоту на самого Столыпина. По разным данным, на него было совершено, со времён Саратова, от 10 до 18 покушений! То, о котором пойдёт речь, произошло 12 августа 1907 года.

Столыпин жил в дачном доме на Аптекарском острове Петербурга и в полдень должен был начать приём посетителей. Ожидавших собралось много. Неожиданно к дому подъехал экипаж. Из него вышли двое одетых в жандармскую форму, прошли в дом и вдруг швырнули к одной из дверей первого этажа два туго набитых портфеля. Раздался взрыв оглушительной силы — в портфелях оказался динамит.

На месте сразу же погибло около 30 человек, многие тяжело раненные позднее скончались в больницах. Получили тяжёлые ранения маленький сын и 14-летняя дочь Столыпина. Как выяснилось позже, покушение подготовил и совершил «Союз социалистов-революционеров-максималистов». Если конкретнее, то организатором взрыва был некий М.И.Соколов, а взрывчатку готовили в мастерской большевика Л.Б.Красина.

Да, Столыпин действовал жёстко и бескомпромиссно, но он сумел нанести тяжёлый репрессивный удар по революции. За восемь месяцев существования военно-полевых судов они вынесли более 1100 смертных приговоров, из них около 700 были приведены в исполнение. В начале ХХ века, ещё не знавшего мировых войн с их миллионными жертвами, эти цифры ужасали. Депутат 2-й Думы кадет Ф.И.Родичев назвал виселицы военно-полевых судов «столыпинскими галстуками», за что Столыпин вызвал его на дуэль (Родичев, однако, извинился, и дуэль не состоялась).

Оправдывая действия военно-полевых судов, Столыпин говорил: «Бывают роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью государства… Кровавому террору нельзя дать естественный ход, ему надо противопоставить силу. Россия сумеет отличить кровь на руках палачей от крови на руках добросовестных хирургов».

Распустив 1-ю Думу, правительство пошло на выборы 2-й Государственной думы по тому же избирательному закону (с некоторыми поправками), по которому избиралась и 1-я. Столыпин надеялся, что кадеты и близкие к ним силы всё же «качнутся вправо» и откроют путь к взаимодействию правительства и Думы для проведения земельных указов в законы. Выступая, он даже демонстративно протянул депутатам Думы руку. Ничего не получилось. Вторая Дума оказалась даже левее Первой, поскольку на сей раз в избирательной кампании приняли участие социал-демократы, эсеры и другие левые партии, бойкотировавшие выборы в 1-ю Думу.

Вторая Государственная дума открылась 20 февраля 1907 года. И снова зазвучали не только требования отчуждения частновладельческой земли, вплоть до её национализации, но и политические требования левых — чуть ли не в ультимативной форме. Ни о каком рассмотрении столыпинского пакета земельных указов не могло быть и речи. Выступая, Столыпин отметил, что левые в Думе хотят разговаривать с правительством, крикнув ему: «Руки вверх!». Отвечая на выпады думцев в адрес правительства, он бросил своё знаменитое: «Не запугаете!»

Но приходилось отбивать и атаки крайне правых. Издатель газеты «Русское знамя» А.И.Дубровин писал: «Да будет ведомо Столыпину, что русский православный народ только смеётся над его словами “не запугаете”… Очень скоро наступит время, когда мы не позволим дурманить русских граждан обещаниями заморской конституции, кадетскими бреднями».

Со 2-йДумой власть поступила круче, чем с 1-й. Полиция засекла группу социал-демократических депутатов во время её нелегальной встречи с представителями петербургского гарнизона. Столыпин потребовал лишить участников этой встречи депутатской неприкосновенности. Дума тянула с ответом, создав комиссию для расследования инцидента. Но никаких решений думской комиссии Столыпин ждать не стал: 3 июня 1907 года 2-яДума была распущена с одновременным введением нового избирательного закона. Этим шагом Столыпин преступил закон: ведь по царскому Манифесту 17 октября 1905 года ни один закон не мог быть принят без согласия Думы. Противники Столыпина назвали это «государственным переворотом».

Следующая, 3-яГосударственная дума дала проправительственное большинство — депутатов партии «17-го октября» (правые либералы), националистов и близких к ним. И хотя между этими партиями нередко возникали разногласия, Столыпин всё же мог опираться на их большинство. После долгих проволочек Указ от 9 ноября 1906 года «О добровольном праве крестьян-общинников закреплять свои земельные наделы в собственность» был принят Третьей Думой и утверждён царём. 14 июня 1910 Указ стал законом.

Так, спустя полвека, Столыпин продолжил и фактически завершил великую реформу 1861 года АлександраII.

Переселение на Восток

Далеко не простым, как уже говорилось, оказался для многих крестьян переход от векового использования надельной земли к собственному хозяйству (а он начался уже с Указа Правительствующему Сенату от 9 ноября 1906 года). Жизнь порождала множество трудностей. И хотя община, бесспорно, сдерживала развитие сельского хозяйства, но значительная часть «надельщиков» нуждалась в её опеке, в её посильной поддержке в тяжёлые времена. Нужны были силы, умение, энергия, хватка, чтобы приспособиться к новым реалиям жизни. Но Столыпин делал ставку именно на таких людей. «Лишь освобождение наиболее энергичных и предприимчивых крестьян от гнёта мира (общины. — Прим. авт.), — говорил он, — может поднять, наконец, нашу деревню и упрочить её благосостояние». И Столыпин начал широко практиковать переселенчество крестьян из многонаселенных центральных регионов на восток — в Казахстан, Сибирь, Приморье.

Путь до места назначения был долог и труден. Переселенцы уезжали из родных мест со всем своим хозяйством, включая домашний скот. С учётом этого был создан специальный вагон, получивший название «столыпинский»: теплушка, разделённая на две части — для людей и для животных. За семь лет, начиная с 1906 года, на восток страны выехало около пяти миллионов человек. Правда, из-за трудностей устройства на новых местах какая-то часть переселенцев возвращалась…

Прибывавших встречал кто-либо из местного начальства: «С приездом, мужики! — обычно говорил встречающий. — Земли у нас много, берите сколько вам надо. Трудитесь, работайте, меньше пейте, молитесь Богу!»

Переселенчество на восток было важно не только для создания развитого сельского хозяйства. Раньше или позже — понимал Столыпин — восточные соседи обратят взгляды на громадные территории и богатства Сибири и Дальнего Востока. И если эти земли останутся малозаселёнными, плохо освоенными, у России могут появиться не только экономические, но и военно-стратегические проблемы.

Перестройка землевладения, начатая в России столыпинской реформой, переселение и обустройство на новых местах требовали времени. Столыпин считал, что для завершения его реформ стране необходимо дать 20 лет мирной жизни. И тем не менее уже за первые реформаторские пять лет был виден определённый прогресс.

Из общины вышло более двух миллионов крестьян (1,3 миллиона из них стали отрубниками и хуторянами). Общая урожайность хлебов и других культур выросла. Правда, урожайность с десятины по-прежнему отставала от урожайности в Европе и США — сказывалась техническая слабость сельского хозяйства в России. Но значительная часть русского хлеба шла на внутренний и международный рынки. Четыре миллиона крестьянских хозяйств вовлеклись в рыночной оборот. Это, в свою очередь, содействовало и развитию промышленного производства.

Но, пожалуй, важнее была другая — проявившаяся ещё потенциально — общественно-политическая «составляющая» столыпинских реформ. Несколько веков социальной опорой царского режима служило дворянство. Однако развитие капиталистических отношений (особенно после отмены крепостного права) всё больше набирало силу. Класс дворянства хирел, как выразился монархист В.В.Шульгин, — «съездился». Опора царской монархии ослабела. Но последовали столыпинский пакет указов от 9 ноября 1906 года и Закон 14 июня 1910 года, открывшие путь к отчуждению и продаже части помещичьей (дворянской) земли. Земля переходила в руки к выходившим из общины крестьянам. Многие из них становились достаточно крупными собственниками, применявшими наёмный труд. (Кстати сказать, во время революции 1917 года и Гражданской войны крестьяне с бóльшим ожесточением громили «своих» хуторян — кулаков, чем помещиков; но это происходило в совершенно иную эпоху.)

Читайте так же:  Мировой суд грачевский район ставропольский край

Дворянско-феодальная монархия ещё держалась на слабеющих плечах таких, как Гаев и Симеонов-Пищик — героев чеховского «Вишнёвого сада». Своим реформаторством Столыпин намеревался подвести под неё крепкие спины таких героев того же «Вишнёвого сада», как Ермолай Лопахин — сын и внук крепостных, сам бывший мужик. Аграрные перемены могли стать, по мысли Столыпина, ключом к созданию опоры обновлённой монархии. Думский депутат кадет М.В.Челноков вспоминал: «Столыпин говорил: прежде я только думал, что спасение России в ликвидации общины. Теперь я это знаю наверное. Без этого никакая конституция в России пользы не сделает».

Неверно, на мой взгляд, говорят, что история не знает сослагательного наклонения. Знает. И можно предположить, что если бы история дала Столыпину те 20 лет без войны, о которых он мечтал, Россия могла бы стать «Россией Столыпина», — Ленин допускал такую возможность. И тогда… И тогда о революции пришлось бы либо забыть, либо ждать её ещё долго.

История не дала Столыпину 20 спокойных лет. По мере расширения и углубления столыпинской реформы, по мере её успехов у реформатора появлялось всё больше противников. Политики до мозга костей, они смотрели на деяния Столыпина, главным образом, с политической точки зрения. С левыми (социал-демократами, эсерами и частью либералов) всё понятно. Для них Столыпин — лишь душитель революции 1905—1907 годов, а его реформаторство они рассматривали как реакцию.

Не по нраву он был и правым. Они видели в политике Столыпина подрыв традиций монархизма, попытку либерализовать Россию по «западно-масонскому образцу», задурманивая её «кадетскими бреднями». У этих правых действовали свои организации — «Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела», — связанные с полицией и Охранным отделением — «охранкой».

По воспоминаниям председателя 3-й Государственной думы и лидера партии октябристов А.И.Гучкова, Столыпин в последние годы жизни часто испытывал депрессию, предчувствовал, что скоро будет убит. Когда после смерти Столыпина вскрыли конверт с его завещанием, прочитали: «Я хочу быть погребённым там, где меня убьют». Гучков (да и не только он) утверждал: Столыпин считал, что убьёт его агент «охранки». (Впрочем, нельзя не учитывать, что Гучков был недругом царя и царицы.)

Охладел к Столыпину и царь. Когда революция была в разгаре, он видел в Столыпине чуть ли не спасителя Отечества. Но когда усилиями того же Столыпина революционный пожар был погашен, монарху и многим из его окружения стало казаться: страхи преувеличенны, происходили лишь беспорядки, которые можно было подавить, действуй правительство круче и жёстче. И тогда не нужны были бы уступки в виде реформ, лишь поколебавшие традиционный для России самодержавный режим.

Постепенное нарастание недоброго к себе отношения Столыпин прекрасно чувствовал. Теперь он нередко раздражал царя своими новыми реформаторскими советами и рекомендациями или настояниями убрать Григория Распутина… Даже сам внешний вид всегда подтянутого и делового премьер-министра лишь усиливал это раздражение.

Постоянное нервное напряжение сказалось на здоровье Столыпина, усиливалась стенокардия. И в марте 1911 года он подаёт в отставку. Царь тогда не принял её, тем не менее её вероятность «висела в воздухе».

Первого сентября 1911 года в Киеве проходили большие торжества, посвящённые 50-летию отмены крепостного права в России. Центральное событие — открытие памятника Царю-освободителю АлександруII. А вечером Киевский театр показывал с блеском поставленную оперу Н.А.Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане». На торжество прибыл царь с младшими дочерьми. Второе место на этом юбилее по праву должно было бы принадлежать Столыпину — прямому продолжателю реформы 1861 года: то, что не смогла выполнить она (дать землю освобождаемым крестьянам), теперь осуществлял Столыпин.

Действительность же выглядела так, как о том рассказывал Столыпин министру финансов В.Н.Коковцову: словно бы его, премьер-министра, и не приглашали на киевский праздник, в царском кортеже места Столыпину не нашлось. (В это трудно поверить, но, по некоторым воспоминаниям, ему якобы вообще не подали отдельного экипажа и пришлось нанимать извозчика.)

…Итак, в Киевском театре идёт опера «Сказка о царе Салтане». Второй антракт. Царь с дочерьми находился в ложе, а Столыпин стоял в партере, повернувшись спиной к оркестровой яме, рядом — министр Двора В.Б.Фредерикс и военный министр В.А.Сухомлинов. Некто Богров вошёл в театр и быстрыми шагами двинулся по проходу. Столыпин, кажется, заметил приближавшегося и, словно что-то чувствуя, внимательно смотрел на него. Подойдя, Богров дважды выстрелил в Столыпина из браунинга. Пули попали ему в руку и в грудь. В зале не сразу поняли, что произошло. Богров повернулся и побежал. Его схватили почти у выхода, где он едва избежал линчевания.

Тяжело раненного Столыпина отвезли в больницу. Поначалу казалось, что всё обойдётся, доктора давали хороший прогноз. Затем состояние Петра Аркадьевича резко ухудшилось. Он скончался 5 сентября 1911 года. Ему не было ещё и 50 лет. Следствие по делу Богрова прошло быстро — некоторые усматривали в этом стремление что-то скрыть. Военный суд приговорил убийцу к смертной казни, и утром 11 сентября он был повешен на Лысой горе. Даже палач был поражён безразличием и равнодушием Богрова перед смертью. Когда ему уже набросили на шею петлю, он спокойно спросил: «Голову поднять повыше, что ли?»

Может быть, и правы были члены сенаторских комиссий М.И.Трусевич и Н.В. Шульгин, которые пришли к выводам, что действия столпов охранного отделения — П.Г.Курлова, М.Н.Веригина, А.И. Спиридовича и Н.Н. Кулябко, — приведшие к убийству премьер-министра Столыпина, диктовались не преступным заговором, а были проявлением такой некомпетентности, которую трудно предположить.

Царь прекратил следствие по делу Курлова и других. Возможно, он не желал шумихи, компрометирующей «охранку», а с нею — и сам режим. Только Кулябко получил несколько месяцев тюрьмы. Другие поплатились лишь отставкой. После Февральской революции и падения монархии учреждённая Временным правительством Чрезвычайная комиссия намеревалась возбудить дело об убийстве Столыпина. Не успела…

Казалось бы, киевское Охранное отделение (его начальник — полковник Н.Н.Кулябко), а также прибывшее «охранное» начальство из других городов и Петербурга (товарищ министра внутренних дел, командир Корпуса жандармов генерал П.Г.Курлов, заместитель главы полиции М.Н.Веригин, начальник охраны царской семьи полковник А.И.Спиридович и другие) обязаны были принять и принимали в дни торжеств особо тщательные меры безопасности. И всё же…

Неожиданно к Кулябко явился интеллигентный молодой человек в очках-пенсне, Кулябко знал его как агента «охранки» под именами «Алянский» и «Капустинский», но примерно с 1910 года отошедшего от агентурной работы. Кулябко, конечно, знал и то, что пришедший к нему молодой человек в действительности был Дмитрием Григорьевичем (Мордехаем Гершковичем) Богровым — сыном очень известного адвоката, домовладельца, одного из богатейших людей Киева. А его брат — врач — награждён Анненским оружием «За храбрость» и орденами. Их дед приобрёл известность как еврейский писатель, творивший с ассимиляционных позиций.

Дмитрий Богров учился на юридических факультетах Мюнхенского и Киевского университетов, стал помощником присяжного поверенного (адвоката). Ещё в 1906 году примкнул в Киеве к группе анархистов-коммунистов. Но вскоре его декадентски неприкаянной натуре показалось там «пресно», а он искал чего-то сильнодействующего, будоражащего. В конце 1910 года Богров писал родным: «Всё мне надоело и хочется выкинуть что-нибудь экстравагантное». И в другом письме: «Жизнь неинтересна. В ней нет ничего, кроме множества котлет, которые мне предназначено съесть…»

По одной версии, добровольно, по другой — после ареста и вербовки Богров был «заагентурен» и стал работать на «охранку» как провокатор и осведомитель. Трудно сказать, что конкретно заронило в голову Богрова мысль о покушении на Столыпина. Уже будучи арестованным, он утверждал, будто бы думал об угнетённом еврейском народе, а Столыпина считал вдохновителем реакции. (Должен уточнить: именно Столыпин ставил перед царём вопрос об уравнении евреев в правах.) Но причина, скорее, была другая, куда более прозаическая: в 1910 году в революционной среде Богрова, по слухам, заподозрили в провокаторстве, и он рассчитывал «отмыться», совершив крупный теракт.

Однако до сих пор бытует и иная версия. Согласно ей, убийство, произошедшее в Киевском театре, — результат заговора «охранки» и некоторых представителей крайне правых сил. В истории убийства Столыпина действительно немало невыясненных моментов. Но Столыпин тут не одинок. Вспомним хотя бы убийства Сергея Кирова или Джона Кеннеди… Определённо доказать «охранную» версию убийства Столыпина пока не удаётся.

Столыпин приехал в Киев 27 августа. И вскоре Богров пришёл в киевскую «охранку» к Кулябко и другим деятелям «охранки» и сообщил им ладно скроенную историю: из Кременчуга в Киев прибыли некие Николай Яковлевич и Нина Александровна для организации покушения на Столыпина, а возможно, и для цареубийства. Оба террориста будут у Богрова на квартире. Террористический акт возможен в городском саду или в театре. Богров просил Кулябко выдать ему театральный билет, чтобы помочь арестовать террористов.

Конечно, не очень ясно, почему такой жандармский «зубр», как полковник Кулябко, на слово поверил Богрову? Почему не счёл возможным схватить Николая Яковлевича и Нину Александровну у Богрова? Выдачу билетов контролировали киевский губернатор А.Ф.Гирс, а в первые ряды партера (для особо важных персон) — лично Курлов. Он-то и разрешил Кулябко выдать билет Богрову. (Некоторых историков этот факт тоже наводит на мысль о возможности антистолыпинского заговора в «охранке».) На следствии Кулябко утверждал, что он видел в Богрове ценного агента. Так или иначе, а билет на оперу «Сказка о царе Салтане» оказался у Богрова в кармане…

Убийство Столыпина нанесло реформаторской политике тяжёлый удар. В стране не было государственных деятелей, способных и желавших продолжать столыпинскую политику модернизации. Мощный импульс, заданный ей великим реформатором, слабел и исчезал. Бывший министр внутренних дел, противник Столыпина П.Н.Дурново говорил: «Возможно, и я чем-то виноват перед Столыпиным, но, по крайней мере, наступит конец всем реформам».

А через три года Россия втянулась в мировую войну, чего так опасался Пётр Аркадьевич Столыпин. Перед страной вновь открылся революционный путь — путь для «России Ленина». Но это уже другая история.

● К началу ХХ века, за сорок лет после отмены крепостного права в 1861 году, население только европейской части России выросло с 50 до 86 миллионов человек.

● Как следствие, «надел земли на душу» сократился почти вдвое — с 4,8 до 2,8 десятины (1 десятина немного больше гектара, она равна 1,0925 га).

● Урожайность надельных крестьянских земель выросла в среднем лишь на треть (30%) и составила 39 пудов зерновых с десятины. Это на 15—20 процентов ниже, чем урожайность в соседних частных хозяйствах. И в три раза ниже, чем в Европе.

● С началом столыпинской аграрной реформы в Сибирь хлынул поток переселенцев из южных, западных областей России, Белоруссии, Украины. Их называли новопоселенцами, а тех, кто жил в Сибири не одно поколение, — старожилами.

● Переселенческое управление подыскивало на востоке страны пригодные для земледелия территории. Их распределяли по губерниям, а те, в свою очередь, — по уездам.

● Переселенцам государство обеспечивало проезд по железной дороге в так называемом столыпинском вагоне и пособие на первичное обустройство на новом месте.

● Не только освоение новых земель поддерживала реформа Столыпина. Не меньшее внимание отводилось росту урожайности, закупкам новой техники для сельского хозяйства, кредитам, льготным ссудам, развитию кооперации, опытных сельскохозяйственных станций, закупкам и раздаче племенного скота.

«Только то правительство имеет право на существование, которое обладает зрелой государственной мыслью и твёрдой государственной волей».

«Для лиц, стоящих у власти, нет греха большего, чем малодушное уклонение от ответственности. Родина требует себе служения настолько чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует работу».

«Каждое утро, когда я просыпаюсь и творю молитву, я смотрю на предстоящий день как на последний в жизни и готовлюсь выполнить все свои обязанности, уже устремляя взор в вечность. А вечером, когда опять возвращаюсь в свою комнату, то говорю себе, что должен благодарить Бога за лишний дарованный мне в жизни день. Это единственное следствие моего постоянного сознания близости к смерти как расплата за свои убеждения. И порой я ясно чувствую, что должен наступить день, когда замысел убийцы наконец удастся».

Похожие статьи:

  • Федеральный закон 213-фз 2019 Федеральный закон от 19.07.2018 N 213-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В КОДЕКС АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ […]
  • Как оформить введение ворд Оформление содержания в реферате, курсовой, дипломной работе Оформление содержания курсовой (реферата, дипломной работы) по сути – это нумерация разделов, подразделов и других частей. Это одна страница, которая размещается между титульным листом и основным текстом. […]
  • Глагол-сказуемое и его видо-временная форма и залог Английский язык для всех видовременная форма глагола и залог Очень часто в английском языке бывают задания, где необходимо выбрать правильную видовременную форму глагола и залог. Для того чтобы это успешно сделать, необходимо обладать некоторыми теоретическими […]
  • Транспортный налог на 450 л с Транспортный налог на 450 л с Изменения ОСАГО. Приоритетной формой возмещения ущерба теперь будет восстановительный ремонт на станции технического обслуживания. Подробнее Плата налога и авансовых платежей по налогу производится налогоплательщиками в бюджет по месту […]
  • Нотариус в лоо Нотариусы поселка Лоо работающие в воскресенье Мы нашли 0 действующих нотариусов. Только проверенная и актуальная: адреса, телефоны, время работы, цены, отзывы клиентов. Поиск нужного специалиста займёт не более 3 минут. Мне нужен нотариус который работает: в выходные […]
  • Заявление на оформление материнского сертификата ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЕ Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 09 февраля 2017 Более 2 тысяч 450 заявлений на получение сертификата на материнский капитал и о распоряжении его средствами […]