Форум по судам осаго

10 дел: как суды применяют постановление Пленума ВС об ОСАГО

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» было принято 29 января 2015 года, и с тех пор суды активно используют его в этой частой категории споров. Какие его разъяснения используются чаще всего, какие ошибки отменяют вышестоящие инстанции, что судебная практика понимает под злоупотреблениями в сфере страховых возмещений? Ответы на эти вопросыв подборке дел, составленной с помощью Caselook, в которых областные суды применили постановление Пленума № 2.

Какие разъяснения больше всего пригодились

Среди наиболее часто используемых разъяснений постановления – п. 32, который с 17 октября 2014 года обязывает рассчитывать страховое возмещение по единой методике, которую утвердил Центробанк (положение № 432-П от 19 сентября 2014 года). Вышестоящие суды напутствуют не забывать об указаниях этого документа, которые могут повлиять на исход дела. В частности, расхождение в расчетах на 10% и менее считается статистической погрешностью. Поэтому суды должны отклонять требования автомобилистов, которые требуют 10% или меньше от фактически выплаченной страховой суммы (например, дело № 33-19993/16 в Краснодарском краевом суде).

Часть “популярных” положений Пленума обращают внимание судов на некоторые изменения законодательства об ОСАГО, которые действуют с 1 сентября 2014 года. С этого дня действует досудебный порядок урегулирования споров (п. 7) и двадцатидневный срок рассмотрения заявления потерпевшего. Если компания не уложилась с выплатой в этот срок, на нее начисляется неустойка в 1% за день просрочки (п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО), но только если договор был заключен не ранее 1 сентября 2014 года, обращает внимание п. 44. А если ранее, надо пользоваться другими правилами, которые установила ныне утратившая силу ст. 13 об ОСАГО. Бывает, что суды не уделяют внимания дате заключения договора и ошибочно применяют старые правила к новым договорам или наоборот. Вышестоящие инстанции их исправляют (например, дело № 33-3045/2017 Красноярского краевого суда).

Когда что-то не так с документами

Случается и так, что из документов полиции непонятно, какова вина в ДТП застрахованного лица или каждого из водителей. Но это еще не повод отказывать в страховом возмещении, напоминает п. 21 постановления Пленума. Его применил Ростовский областной суд, который отменил решение Таганрогского городского суда, решившего было не наказывать страховую компанию «ЭНИ». Хотя Петру Долбакову* пришлось взыскивать 340 400 руб на ремонт «Фольсквагена Тигуан» через суд, первая инстанция отказала ему во взыскании неустойки и штрафа. Ведь Долбаков не приложил к заявлению о выплате доказательства виновности другого участника аварии, а предоставил их позже. Но страховую компанию это не оправдывает, возразила апелляция и сослалась на п. 21 Постановления. Если по документам сложно определить вину застрахованного лица или каждого из водителей, организация должна произвести выплату в равных долях от размера понесенного каждым ущерба – постановление Пленума напоминает абз. 4 п. 22 ст. 12 закона об ОСАГО. Согласно решению апелляции, водитель получил вдобавок 371 632 руб. неустойки и штрафа (33-1552 /2017).

Другое дело, если автовладелец передал в страховую не все нужные документы. Это может освободить страховщика от уплаты неустоек и финансовых санкций, если он докажет, что нарушил сроки вследствие неопреодолимой силы или виновных действий (бездействия) потерпевшего, гласит п. 58 постановления (применен, например, в деле Свердловского областного суда № 33-5911/2017). Самая частая ошибка потерпевших – не передают в страховую все нужные документы. «Забыл; думал, что отправил; полагал, это не важно», – объясняют истцы суду. Но т акая легкомысленность может дорого обойтись, как это случилось с Ириной Кудеровой*, которая попала под машину на «зебре». Она вынуждена была пройти лечение в больнице, где определили, что она получила средний вред здоровью. Но получить возмещение от Российского союза автостраховщиков не удалось: Кудерова не передала все нужные документы, которые требовались согласно закону об ОСАГО и правилам страхования (в частности, не хватало копии паспорта). Через полтора месяца, когда потерпевшая обратилась уже с досудебной претензией, ей напомнили о недостаче. Она вновь проигнорировала замечание и отправилась в суд.

Новошахтинский районный суд Ростовской области признал за Кудеровой право на 202 476 руб. компенсации вреда здоровью и 101 238 руб. штрафа ( 2-159/2017). Но апелляция отменила это решение в части штрафа (33-7202/2017). Истица без уважительных причин не передала вовремя все нужные документы, обратил внимание Ростовский областной суд. Именно это помешало организации убедиться в обоснованности требований и выплатить компенсацию в добровольном порядке, гласит определение облсуда.

Злоупотребления застрахованных

П. 52 постановления борется со злоупотреблениями и страхователя, и страховщика. «Если одна из сторон действует недобросовестно, чтобы получить преимущества, суд может отказать в удовлетворении ее требований в той мере, чтобы она не получила таких преимуществ», – напутствует разъяснение. Как показывает практика, такие злоупотребления могут быть разными.

Если автомобилист не согласен с размером страховой премии, он должен об этом вовремя сообщить. Длительное молчание суд может расценить как злоупотребление правом, как и случилось в деле Юрия Шестова. 13 ноября 2013 года он получил от “Ресо-Гарантии” 7941 руб. в порядке прямого возмещения убытков на ремонт своего “Опель Астра”. Хотя независимая экспертиза подтвердила расходы в сумме 25 830 руб., Шестов не стал спорить со страховой, а через два с лишним года, 26 февраля 2016 года, подал иск о взыскании недостающей суммы и 50 000 руб. неустойки. Получив его копию, страховая через неделю совершила доплату. А в суде, где Шестов продолжил требовать неустойку, обвинила его в злоупотреблении правом. Автовладелец не ставил компанию в известность о том, что не согласен с размером компенсации, – это стало известно только спустя 2 года 4 месяца 18 дней, указала “Ресо-Гарантия”. Первая инстанция неустойку взыскала, но Архангельский областной суд отклонил это требование, согласившись со страховой (33-4610/2016).

Нередко во взыскании штрафа отказывают потому, что страхователь намеренно не предоставляет автомобиль на осмотр. В таком злоупотреблении «Военная страховая компания» обвинила Тахира Шахазадова*, который добивался компенсации после аварии своего «Мерседеса». Сотрудники «ВСК» дважды посылали ему телеграммы с датами и местами осмотра, но Шахазадов не пригнал свою машину. Он сделал это лишь на третий раз и, наконец, получил компенсацию, размером которой оказался недоволен. В суде удалось получить большее возмещение, а вот во взыскании штрафа было отказано (2-1023\2017 ). Дзержинский районный суд Волгограда согласился с тем, что Шахазадов злоупотребил правом, не представив автомобиль на осмотр.

А вот Волгоградский областной суд пришел к противоположному выводу и обратил внимание на детали, которые говорили о невиновности водителя. Действительно, в материалах дела имелись телеграммы, но не было подтверждений, что они получены. Более того, в служебном акте о том, что автомобиль не представлен, сотрудник «ВСК» указал другой адрес, нежели тот, что в сообщении. Поэтому Шахазадов имеет полное право получить штраф, подытожила апелляция ( 33-6643/2017).

Необычное злоупотребление обнаружил Белгородский областной суд в деле 33-1393/ 2017. Он отказал скупщику страховых долгов Игорю Крольчеву* в получении неустойки и штрафа, которые истцу присудила первая инстанция. Согласно ее решению, Крольчев получил 93 189 руб. страховой выплаты и 85 706 руб. в качестве финансовых санкций за невыплату премии. Ответчик не признал своей вины и пояснил, что истец требовал выплаты непременно наличными и в Белгороде. Но кассы в этом городе у компании не было, а поехать в Москву или сообщить реквизиты счета Крольчев отказался. Облсуд не согласился с первой инстанцией, что “Макс” обязан был выдать наличные в Белгороде, наоборот, никаких препятствий получить выплату у кредитора не было. Апелляция обратила внимание, что Крольчев систематически требует у компании наличные в Белгороде, хотя прекрасно знает, что кассы там нет. Поэтому во взыскании неустойки и штрафа ему было отказано.

Украденный полис: что делать?

Что делать, если у добросовестного страхователя оказался недействительный полис, рассказывает п. 15 Пленума. Компания может не платить по нему лишь в том случае, если до даты наступления страхового случая страховщик, брокер или агент обратились в уполномоченные органы с заявлением о хищении бланков ( п. 7 [1] ст. 15 Закона об ОСАГО ). Это разъяснение применил Московский областной суд , отменивший решение Домодедовского городского суда о взыскании 120 000 руб. с “Либерти Страхование” в пользу Игоря Софонова* (33-32263/2016). Дело в том, что “страховое” ДТП случилось 29 января 2014 года, а за полгода до этого, в июле 2013 года, компания сообщила правоохранительным органам, что директор посредника, ООО “Фаворит”, похитил бланки, среди которых потом оказался и полис Софонова. «Сведения об утрате полиса указаны и в уведомлении на официальном сайте Российского союза автостраховщиков», – отмечается в определении. Таким образом, апелляция отказала истцу и решила не взыскивать с компании возмещение.

Как эту же норму применил Верховный суд, читайте в материале «Когда страховая заплатит по недействительному полису ОСАГО».

Все будет ОСАГО

За относительно короткое время Россия сумела создать уникальный рынок страховых услуг, подобного которому нет ни в одной стране мира. Его уникальность держится не на востребованности услуг страховщиков, с этим у нас как раз все очень плохо, и не на надежности страховых компаний, лицензии у которых отзывают сплошным потоком. Уникальность российского страхового рынка заключается в той легкости и безнаказанности одурачивания населения страны, в первую очередь – автомобилистов, и быстрого зарабатывания на них огромных денег.

Когда страховщики в начале 2000-х просили правительство ввести закон об ОСАГО, они обещали автомобилистам райскую жизнь – дескать, исчезнут пресловутые «разборки на дорогах», бандиты перестанут заниматься вымогательствами у виновников ДТП в пользу пострадавших. А еще снизится аварийность и число россиян, погибающих ежегодно на российских дорогах. Нужно сказать, что наше население очень доверчиво откликнулось на этот закон, хотя со стороны независимого экспертного сообщества развернулась весьма бурная критика данной инициативы. Главная претензия, которую выдвигали общественники и ряд депутатов против закона об ОСАГО, сводилась к непрозрачности ценообразования и сговору страховщиков с целью завышения базового тарифа на ОСАГО.

Тем не менее, автовладельцы уже в первый год (по состоянию на 1 января 2004 года) показали совершенно фантастический охват российского автотранспорта автогражданкой белее, чем в 95%. Как признавался тогда толкач закона об ОСАГО гендиректор СК «Согласие» и президент РАСОВТ Игорь Жук, он сам не ожидал такой активности. Столь массовое приобретение полисов ОСАГО, превысившее аналогичные старты обязательного страхования автогражданской ответственности в развитых странах, не могло объясняться только угрозой штрафов. Да и гаишники первый год смотрели сквозь пальцы на отсутствие полиса, ограничиваясь внушением.

Во многом это было стремлением к цивилизованной жизни после «лихих 90-х», появлением относительно массовой доли иномарок на российских дорогах и относительного достатка в семьях. Казалось бы, став обладателями ключа к 35 миллионам семей автовладельцев, страховщики дальше встанут на ноги, начнут развиваться за счет добровольных видов – страхования жизни, жилья и так далее. Но случилось ровно то, о чем предупреждали критики ОСАГО – получив такой роскошный подарок, страховые компании совсем расслабились и перестали предпринимать хоть какие-то усилия по самостоятельному развитию рынка, рассчитывая только на обязательные и принудительные виды страхования. ОСАГО у них продавали агенты и брокеры у МРЭО за 30-40% от стоимости полиса, каско – автосалоны и банки за 40-50%. Потом поднялась волна потребительского кредитования, и на страховщиков свалился новый подарок – страхование жизни и здоровья заемщиков. Тут уже комиссионное вознаграждение банкам доходило до 70 и даже 90%. В общем, все у страховщиков было хорошо, пока не грянул кризис.

Какой уж там кадровый дефицит случился в страховом надзоре, непонятно, только в 2011 году вдруг всплыл в страховом регуляторе создатель системы ОСАГО Игорь Жук. Вначале зампредом в ФСФР, а затем в Центробанке возглавил департамент страхового рынка. И вот тут все недобросовестные приемы страховщиков по выуживанию денег у клиентов и отказам в выплатах стали применяться на систематической основе

Свое неумение (или нежелание) вести бизнес рачительно, не раскидываясь деньгами клиентов на завышенные выплаты посредникам и автосервисам, они решили компенсировать за счет все тех же страхователей. И это происходило при практически полном бездействии регулирующих и надзирающих органов – страхового регулятора (вначале ФСФР, затем Банка России), Минфина, ФАС и прокуратуры.

Так, власть вполне равнодушно смотрела на действия страховщиков в регионах, сильно напоминавшие картельный сговор с целью повышения базового тарифа на ОСАГО и продолжавшиеся несколько лет. Самым мощным средством давления страховщиков на население и власти стал отказ продавать полисы ОСАГО в ряде субъектов страны, которые страховщики посчитали для себя убыточными. Трудно сказать, каковы причины этой убыточности и есть ли она вообще – с 2004 года страховые компании смогли ни разу не показать общественности статистику убытков, получив при этом дважды повышение тарифов. На местах в офисах страховых компаний этот отказ объясняли отсутствием бланков полисов. Учитывая массовость таких объяснений и порядок распространения бланков полисов ОСАГО по страховым компаниям, не приходится сомневаться, что все это носило характер согласованных действий, управляемых из РСА.

Нарушение территориальности действия федерального закона, в данном случае – об ОСАГО, является весьма серьезным посягательством на равенство прав субъектов РФ, определенное Конституцией РФ. Кроме того, здесь налицо нарушение и положений самого закона об ОСАГО, который не дает страховщикам права отказывать в предоставлении услуг страхования, исходя из административно-территориального деления страны. Удивительным является тот факт, что Центробанк не только не наказал за это никого из страховщиков и функционеров РСА, но даже не провел сколь-нибудь внятного расследования этой ситуации. Почти три года страховщики держали за горло страну, несмотря на возмущенные публикации в СМИ и протесты общественности, а регулятор лишь разводил руками: дескать, ничего не можем сделать.

Почувствовав безнаказанность, страховщики совсем обнаглели. Одним из новационных методов работы с клиентами стало вынесение офисов по урегулированию убытков из административных центров регионов в удаленные населенные пункты. Попал в ДТП – езжай за 200-300 километров и там разговаривай. Эта с позволения сказать технология даже и не скрывалась. Без всякого стеснения люди, когда-то бившие себя в грудь от желания наладить цивилизованные отношения на дорогах, заявляли СМИ: имеем полное право, закон не определяет в каком населенном пункте должно осуществляться урегулирование убытков. Нет нужды говорить, насколько такие откровенные действия сказываются на уровне доверия населения к страховым компаниям и страхованию вообще.

Читайте так же:  Мировой суд солнечногорска 244

Давняя любовь страховщиков решать все неприятные для себя страховые случаи в суде с приходом в надзор «своего человека» приняла характер эпидемии. В ожидании повышения тарифа на ОСАГО некоторые из них, как можно судить по страховым форумам, начали отправлять в суд всех пострадавших. В этом, как и в переносе офисов урегулирования убытков в медвежьи углы, тоже, как ни странно есть своя «технологическая» целесообразность. Во-первых, можно оттянуть час расплаты. Во-вторых, за это время часть потерпевших с небольшими повреждениями за свой счет отремонтируют автомобили и предпочтут не связываться с недобросовестными страховщиками. В-третьих, часть потерпевших с приличными суммами убытков станут более покладистыми и согласятся на заниженные компенсации страховщиков.

Практика затягивания и занижения выплат стала к 2011 году столь массовой, что суды всех уровней оказались заваленными исками страхователей к страховщикам. Однако в судах очень быстро прояснилась реальная картина. По заявлениям самих страховщиков, подавляющая часть решений судами выносится в пользу потерпевших, а не страховщиков. Странно, но опять регулятор не предпринял в этой очевидной ситуации очевидных системных мер. Более того, страховщикам удалось вывести ОСАГО из-под действия законодательства о защите прав потребителя, что существенно усложнило жизнь автовладельцам.

Если к этому добавить благосклонное отношение Центробанка к нормативным документам РСА (например, «Сведения о средней стоимости запасных частей транспортного средства»), снижающим, как утверждает президент Ассоциации защиты страхователей Николай Тюрников, уровень безопасности автомобиля после его ремонта (с целью минимизации затрат страховщика) и ограничивающим работу независимым экспертам (путем навязывания исключительно справочника РСА по стоимости запчастей с непонятным происхождением цен), то картина страхового надзора становится совсем удручающей. И такую позицию Центробанка не может покол*** ни уровень жалоб на страховщиков (по информации ЦБ из восьми тысяч жалоб на всех участников финансового рынка во 2 квартале 2014-го года 80% пришлось на страховые компании), зашкаливающий все мыслимые пределы , ни опросы населения, свидетельствующие о нарастающем негативном отношении населения к подобной практике страхования.

Однако это еще не полный перечень массовых нарушений на страховом рынке. Пожалуй, наиболее вопиющим из них является навязывание дополнительных услуг автовладельцам. Начатая «Росгосстрахом» практика принудительной продажи талонов техосмотра после более чем странной передачи этой процедуры под контроль РСА перекинулась затем на страхование жизни, от несчастного случая, имущества и т.д. В офисах страховщиков уже развернулись откровенные войны со страхователями, с драками и съемками скрытой камерой, но системного решения проблемы не видно. Центробанк отделывается невнятными словами, ФАС утонул в методологических подходах, а прокуратура, спасая честь мундира, ловит и наказывает стрелочников, как будто все это – инициативы мелких служащих страховщиков.

Последние несколько лет после прихода Игоря Жука в страховой надзор страховщики предпринимали титанические усилия по повышению тарифа на ОСАГО. Складывается ощущение, что их не интересует больше ничего – ни свободный рыночный тариф, как во всех цивилизованных странах, ни онлайн-технологии страхования, которые бурно развиваются в мире, ни повышение доверия населения. Тратя сотни миллионов рублей в год на рассказы через пиар-агентства про свою нищету и убыточность ОСАГО, страховщики любыми путями хотят сохранения нынешней ситуации, когда всю ответственность за назначение тарифа несет власть, а всю прибыль от этого получают страховщики.

И прибыль эта весьма немалая. Так, чистая прибыль «РЕСО-Гарантии» в 2012 году составила 5,05 млрд. руб., в 2013-м году – 5 млрд. руб., в 2014-м – 2,2 млрд. руб. «Ингосстрах» в 2012 году получил прибыль в 1,88 млрд. руб., в 2013-м – 500 млн. руб., в 2014-м – 2,1 млрд. руб., только за 1 квартал 2015 года компания заявила о прибыли в 3,7 млрд. руб. неубыточен и «Росгосстрах», хотя его результаты распределены между несколькими страховщиками и одноименным банком. Например, за 9 месяцев 2013 года лидер рынка заработал 3,4 млрд. руб. Где же тут убытки?

В этих условиях понятно, почему страховые компании за почти двенадцать лет ни разу не предъявили общественности, на которой они зарабатывают миллиарды, статистику своих страховых убытков. Не помогли ни письма общественников в различные инстанции, ни обращения к регулятору. Упомянутый выше Николай Тюрников обращался и к председателю Банка России Эльвире Набиуллиной, и президенту страны Владимиру Путину. Складывается ощущение, что регулятор твердо стоит на защите интересов страховщиков, подтверждением чему служит произведенное дважды в течение года повышение тарифов на ОСАГО.

Ситуация уже дошла до предела. На последней прямой линии президент Путин попал в очень неудобную для себя ситуацию, отвечая пенсионерке на вопрос о неподъемной для нее стоимости ОСАГО. Пояснения про убыточность ОСАГО прозвучали в аккурат на фоне победных годовых реляций страховщиков о рекордных финансовых победах. Последовавшие за этим суетливые попытки Центробанка и Минфина в порядке исполнения поручения Президента изобрести какие-то «социальные» скидки к тарифу ОСАГО лишь отчетливо показали, чего стоят так называемые расчеты, лежащие в основе повышения тарифа.

В настоящее время страховой рынок подошел к опасной черте, когда страховщики требуют только повышения назначаемого государством тарифа и активно противодействуют любым другим моделям развития страхования, а население уже не в состоянии оплачивать аппетиты страховщиков и при этом видит все меньше пользы в таком страховании. Дело даже не в том, что страховой рынок убит, а его кадровый состав развращен бесконечными поблажками и подачками и уже не готов к какой-либо конкуренции с реальными профессионалами. Хуже другое. Любое последующее движение – вроде введения массового страхования жилья – может вызвать столь же массовое недовольство и противодействие со стороны населения.

Нет сомнений, что и страховщики, и регулятор видят это нарастание социальной напряженности в страхование. Но одни столько раз уже окупили свои вложения в бизнес, что могут удовлетворенно оставить его, а власть, обложенная со всех сторон экспертами из числа заинтересованных в продолжении банкета страховщиков, просто не видит иных путей развития рынка.

И, пожалуй, лучше всех ситуацию чувствует создатель «системы ОСАГО» Игорь Жук, ускоренными темпами создающий государственную перестраховочную компанию, куда, по слухам с рынка, планирует в скором времени перейти.

Форум по судам осаго

Вчера пленум ВС принял постановление по ОСАГО. Оно понадобилось из-за перегруженности судов такими делами: после того как в 2012 г. ВС распространил на страхование закон о защите прав потребителей, количество исков резко выросло. В тот год суды общей юрисдикции рассмотрели более 311 000 дел о взыскании страхового возмещения и доля отказов составила всего 1,8%, было взыскано более 19 млрд руб.

Пленум удовлетворил одну из главных претензий страховщиков, постановив, что клиент обязан обратиться за компенсацией в страховую компанию и только потом, не согласившись с размером компенсации, идти в суд — иначе суд вернет заявителю иск. Страховщики жаловались на то, что судиться с ними стало так выгодно, что автовладельцы зачастую не пытаются получить выплату, а идут сразу в суд, который присуждает им кроме положенной по страховке суммы еще и штраф, а также компенсацию морального вреда. Появились даже «автоюристы», выкупающие у участников ДТП права требования по полисам.

Но остальные разногласия решены в пользу автовладельцев, и, если человек все же дошел до суда, избежать выплат и штрафов страховщику будет крайне сложно.

Пленум постановил, что страховые компании должны возмещать пострадавшим в ДТП и утрату товарной стоимости автомобиля, и расходы на его эвакуацию с места аварии и хранение, и доставку пострадавшего в лечебное учреждение. ВС разъяснил, что нужно взыскивать со страховщиков возмещение за поврежденные в ДТП грузы и объекты транспортной инфраструктуры (дорожные знаки и др.).

Надо возмещать «восстановительные и иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения», говорится в постановлении. Это может лишить смысла практикуемый некоторыми компаниями перенос региональных центров урегулирования убытков в удаленные места — президенту Ассоциации защиты страхователей Николаю Тюрникову известны случаи, когда, чтобы предъявить страховщику автомобиль для осмотра, нужно было проехать сотни километров.

При оценке ущерба ВС рекомендует судам придерживаться утвержденной Центробанком единой методики.

Тюрников называет документ сбалансированным: «Он гарантирует негативные последствия как недобросовестным страховщикам, так и клиентам. Для страховой компании это санкции 1% за каждый день просрочки [выплат], потребительский штраф в 50% плюс оплата морального вреда. А для клиента, если он намеренно не предоставляет машину на осмотр, не дает свои реквизиты, — риск полностью лишиться возмещения». Верховный суд четко сказал, что если клиент страховой компании оказался в суде, то ни о какой добровольности исполнения речи быть не может — страховщик заплатит все: штраф, неустойку и компенсацию морального вреда, радуется он.

Пленум должен стать настольной книгой для судов и помочь сделать судебную практику прогнозируемой, рассчитывает заместитель гендиректора «Ингосстраха» Илья Соломатин.

Расширение списка, за что надо платить страховщикам, увеличит убыточность компаний (в первую очередь лидеров рынка), предупреждает гендиректор «Эрго» Александр Май. Чтобы решить проблему, по его мнению, придется пересматривать тарифы по ОСАГО.

Другие опрошенные «Ведомостями» страховщики вчера затруднились оценить последствия решения пленума ВС, ссылаясь на то, что еще не успели детально изучить документ.

«Мы не можем ставить под сомнение решения Верховного суда, они направлены на усиление защиты пострадавших. Однако при этом важно соблюсти устойчивость самой экономической модели ОСАГО, — передал через представителя президент Всероссийского союза страховщиков и Российского союза автостраховщиков Игорь Юргенс. — Поэтому важно в ближайшее время проанализировать влияние решений ВС на бизнес и убыточность в ОСАГО, учесть эти факторы при корректировке тарифов в этом обязательном виде страхования, который не первый год в кризисе».

ОСАГО и мошенники

Что делать, если полис ОСАГО оказался фальшивым?

Марьяна Торочешникова: Число поддельных полисов обязательного страхования гражданской ответственности, находящихся в обороте в России, превысило миллион — об этом заявили в Российском союзе автостраховщиков. Многие автовладельцы даже не подозревают, что являются обладателями фальсификата, и, попав в дорожно-транспортное происшествие, вынуждены самостоятельно возмещать ущерб. Для борьбы с фальшивками автостраховщики предлагают, в частности, одномоментно, к 1 июля 2016 года, заменить все бланки ОСАГО на новые, увеличить штраф за езду без страховки, а стоимость ОСАГО значительно увеличить за счет введения новых повышающих коэффициентов.

Как не стать жертвой мошенников при покупке документов об автогражданской ответственности? Что делать, если полис ОСАГО оказался фальшивым? На чьей стороне суды? Насколько эффективны будут меры, предложенные Российским союзом автостраховщиков? На эти вопросы мы будем отвечать вместе с гостями.

Со мной в студии — руководитель Федерации автовладельцев России Сергей Канаев и юрист Коллегии правовой защиты автовладельцев Марат Бикбов.

Согласно оценке члена дисциплинарной комиссии Российского союза автостраховщиков Виктора Юна, сейчас в России в обращении находится до миллиона поддельных полисов ОСАГО. В эту цифру входят учтенные, но не контролируемые страховыми компаниями бланки полисов, в первую очередь, утерянные агентами и брокерами. Есть и более скептические оценки, согласно которым число поддельных полисов ОСАГО в России достигает 4 миллионов, и далеко не всегда владелец полиса знает о том, что это фальшивка, использование которой, кстати, может стать поводом для привлечения к уголовной ответственности. Автовладельцев в этой ситуации волнуют два вопроса: что делать, если обнаружена подделка, и кто компенсирует ущерб. На эти вопросы мы тоже, надеюсь, ответим. Насколько реалистично, с вашей точки зрения, звучат названные цифры?

Сергей Канаев: Сегодня порядка 25% полисов на рынке по ОСАГО — поддельные. Составляет это миллион или нет — ну, давайте посчитаем. Причем сейчас это признают даже сотрудники ГИБДД: когда они разбирают ДТП, порядка 25-30% полисов оказываются поддельными. Они проверяют их по базе.

Я очень сомневаюсь в том, что автовладельцы могут стать жертвами мошенников. Недавно мы проводили опрос, где задавали вопрос о том, готовы ли люди приобрести поддельный полис и почему они не готовы приобретать настоящие полисы. Девять из десяти человек ответили, что стоимость полиса очень высока. Я не буду вам говорить, сколько процентов людей готовы купить поддельные полисы, потому что, если мы это озвучим, это будет снежный ком и удар по страховщикам, которые думают, что это еще не катастрофично.

Господина Юргенса, руководителя РСА, в апреле 2015 года на Совете по правам человека я прямо с трибуны предупреждал о том, что это лавинообразное состояние просто накроет весь рынок страхования. Он сказал: «Не пугайте. » И вот сейчас он сам лично признает, что проблема очень серьезная. Порядка четверти всех полисов на рынке ОСАГО поддельные. Люди в большинстве своем об этом знают и идут на это осознанно, потому что полиса очень дорогой.

Марьяна Торочешникова: А сколько стоит полис ОСАГО?

Сергей Канаев: Его цена выросла в среднем в пять раз. Если сравнивать с 2002 годом, то нет такой инфляции, чтобы стоимость настолько поднялась. Причем это признают сами страховщики. А если убрать отсюда еще КБМ, коэффициент «бонус-малус», который почему-то исчезает у людей из базы РСА, и Российский союз автостраховщиков это признает, то это гораздо большие деньги. Средняя стоимость самого дешевого полиса — около пяти тысяч.

Марат Бикбов: Среднее значение, я думаю, выше. Пять тысяч — это для слабенькой машины, меньше 100 лошадиных сил. Для более мощной машины это будет 10-12 тысяч и выше.

Марьяна Торочешникова: Учитывая общее удорожание жизни и при этом отсутствие роста зарплат, для многих это серьезные суммы. Может быть, это действительно провоцирует людей на приобретение подделок, ведь иначе нужно будет платить штраф.

Сергей Канаев: Самая большая проблема в том, что рынок ОСАГО себя дискредитировал. Они убирают у людей КБМ, не выплачивают деньги и еще навязывают дополнительную страховку. И люди отлично понимают, что это мародеры, которые пришли на этот рынок страхования и решили нажиться на том, что государство им доверило создать для людей некие социальные гарантии.

Они говорят, что у нас рынок ОСАГО будет такой же, как за рубежом. Да боже упаси! Я думаю, если бы немцы с этого начинали, там бы не было никакого развития рынка ОСАГО! Они же развивают его уже 13 лет и все время говорят: у нас не хватает денег! Хотя еще не было года, когда страховщики выплачивали бы больше 55% от собранной суммы, а по закону они должны выплачивать 77%. Вот это разница в 22% оседает в карманах страховщиков. Из года в год они нам говорят, что это некий фонд.

Марьяна Торочешникова: Что делать в этой ситуации добросовестному человеку, который попал в ДТП, а второй участник с фальшивым полисом является виновником аварии? Каким образом и с кого требовать тогда возмещения ущерба?

Читайте так же:  За какое число выплачивается пенсия

Марат Бикбов: Приобретая фальшивый полис, человек должен был понимать, что если будет ДТП и он будет в нем виноват, значит, он сам будет за это ДТП расплачиваться. С учетом всех недостатков нашей системы исполнительного производства я допускаю, что многие полагают: «ничего страшного, формально у меня ничего нет, с меня взять нечего». И это правда, исполнение — это отдельная проблема. А вот потерпевшему в ДТП, у которого был нормальный полис, единственное, что остается, это предъявлять иск непосредственно виновнику ДТП и судиться с ним. Но это в нашей стране не быстро, самый более-менее быстрый процесс — это полгода.

Марьяна Торочешникова: Плюс наверняка надо заплатить за экспертизу.

Марат Бикбов: Естественно, будут и текущие расходы, даже если человек будет сам ходить в суд, не привлекая юристов. Ему придется заплатить за оценку транспортного средства и пошлину за подачу иска в суд. Но не факт, что он получит деньги, даже выиграв дело. Все будет зависеть от того, насколько успешно будут работать приставы, найдут ли они какое-то имущество у виновника ДТП. Виновник аварии, купивший поддельный полис, уже является недобросовестным, а значит, он склонен хитрить, изворачиваться и уходить от ответственности.

Возможны еще более сложные варианты. Виновник ДТП может вообще оказаться не россиянином, а гражданином какого-нибудь ближнего зарубежья, и тогда шансы получить деньги равны нулю. В конце концов, он просто уедет, поменяет там имя и фамилию, приедет сюда другим человеком и будет продолжать свою здешнюю деятельность.

Марьяна Торочешникова: Получается, что в этой ситуации, как ни крути, страдает невиновный человек, добросовестный гражданин. Я посмотрела, что пишут в региональной прессе о подобных случаях. Иногда люди вынуждены судиться со страховыми компаниями. Они приобрели полис, у них есть квитанция, что они внесли страховой взнос, полис на бланке Госзнака, придраться не к чему, но оказывается, что недобросовестный агент не внес за него вознаграждение в страховую компанию.

Марат Бикбов: Этот вариант, к счастью, уже урегулирован нашим Верховным судом, было соответствующее постановление пленума. Верховный суд во многом встал на защиту граждан, которые являются добросовестными, но стали жертвой обмана со стороны агента, брокера или нечистоплотной работы самой страховой компании. Верховный суд указал, что подтверждением заключения договора ОСАГО является наличие полиса. Человек показал полис — он уже представил доказательство, что договор был. Все дальнейшее улаживается со страховой компанией, именно она должна доказать, что этот полис недействителен, похищен и так далее. При этом Верховный суд указал: если страховая компания заявляет о том, что полис похищен, то для того, чтобы в иске страховой компании было отказано, необходимо, чтобы она обратилась в правоохранительные органы до момента страхового случая. То есть уже не будут проходить такие номера, что страховая компания потом говорит в суде: а он был похищен. Если они заявили до страхового случая, тогда да, со страховой компании ничего взыскать не получится. Если заявили после, значит, страховая компания в суде проиграет, и деньги с нее взыщут.

Марьяна Торочешникова: То есть само по себе наличие полиса и квитанции об оплате страховой премии уже является достаточным основанием для того, чтобы получить компенсацию?

Марат Бикбов: По крайней мере, эти доказательства с большой степенью вероятности позволят уверенно чувствовать себя в суде. Что касается агентов, которые не возвращают деньги, то такого основания, как отказ в выплате, Верховный суд не признает, он указывает, что за все недобросовестные действия агентов и брокеров страховая компания несет ответственность и разбирается с ними сама. Страховая компания заключала с ними договор, она их себе отбирала, ее никто не заставлял выбирать этих людей в качестве своих агентов или брокеров, и приобретатель полиса не должен от этого страдать.

Марьяна Торочешникова: Но, как показывает судебная практика, страховые компании под этим предлогом стараются отказаться от выплат.

Марат Бикбов: Страховые компании в принципе стараются отказаться от выплат или заплатить как можно меньше. Не знаю, какой опыт во всем мире, но наши страховые компании действуют именно по этому принципу: по возможности не заплатить либо заплатить как можно позже, либо — как можно меньше. Я так понимаю, что финансовые санкции, содержащиеся в законодательстве, в виде штрафов и неустоек, которые следуют за неуплату или уплату в более поздние сроки, до сих пор не срабатывают. В действующем законодательстве они вроде бы серьезные, там 50% штрафа в случае взыскания, но одновременно тот же Верховный суд дает судам право практически произвольно уменьшать размер этих неустоек. Это звучит так: «размер неустойки должен соответствовать степени нарушения права». И страховые компании знают, что не будет неустойки в том страшном размере, в каком она прописана в законе, так что — почему бы и ни заплатить попозже или поменьше?

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что в таких условиях вообще нельзя говорить о добросовестности страховщиков?

Сергей Канаев: Не все страховые компании ведут себя именно так. В основном — да, больше того, содержатся даже специальные службы, юристы, коллеги Марата, которые как раз занимаются тем, чтобы любым способом занизить выплаты. Но есть компании, которые уже понимают, что они могут потерять весь страховой рынок, потерять клиентов, и они начинают бороться. Причем это возникло недавно, в 2015 году, когда Центральный банк в начале мая на две или три недели отозвал лицензию у компании «Росгосстрах». Это реально повлияло на многие страховые компании.

И вот лидеры страхового рынка… Не буду их рекламировать, но мы проводили опросы и делали рейтинги по страховым компаниям, буквально после отчета годового страховых компания мы это опубликуем. В Москве вроде бы все гладко, но в регионах может быть совсем другая ситуация. Например, в одной компании агентам говорят: вы будете навязывать дополнительные услуги, иначе мы не дадим вам ни одного страхового полиса.

Марьяна Торочешникова: Дополнительные услуги — это обязательное страхование жизни? То есть хотите получить полис ОСАГО — застрахуйте еще что-нибудь: или здоровье, или что-то еще?

Сергей Канаев: Да, а иначе вас ждет очередь на месяц. И люди иногда вынуждены соглашаться на навязываемые страховщиками услуги.

Марьяна Торочешникова: Есть эффективный способ борьбы с этим?

Марат Бикбов: Нет. Люди приходят за страховкой, когда у них истекает либо скоро истечет предыдущая страховка. Договор ОСАГО — публичный, и страховая компания обязана его заключить с любым, кто к ней обратится, но дело в том, что человеку страховка нужна сейчас, а если страховая компания ему откажет и он пойдет в суд, значит, он на несколько месяцев останется без страховки. Никакого реального большого штрафа, который можно было бы потом взыскать со страховой компании за отказ от заключения договора, не существует, даже если это будет доказано. Человек судится месяц, два, три, страховки нет, и как он будет ездить? И даже когда он выиграет суд и страховую компанию обяжут это сделать, больше она ничего не потеряет. А нормы закона работают только в том случае, если за невыполнением чего-то следует что-то негативное. Так что в нашей стране это не работает.

Вот у Росгосстраха приостановили лицензию — не знаю, кто этого добился и каким образом, какие силы были приложены и сколько собралось жалоб на Росгосстрах в Центробанке, чтобы это произошло, но я уверен, что даже после этого наверняка где-то в регионах агенты того же Росгосстраха продолжают успешно навязывать что-то дополнительное.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, как раз Федерация автовладельцев России приложила руку к этой истории с Росгосстрахом.

Сергей Канаев: Да, мы сделали все, чтобы людям стало легче. Мы участвовали в мониторинге и сборе жалоб, привозили видео из восьми регионов. И Росгосстрах все-таки начал страховать так, как положено. Но сейчас говорят о том, что опять навязывают дополнительные услуги, опять исчезают КБМ.

Марьяна Торочешникова: А что должно произойти, чтобы Центробанк обратил внимание на недобросовестные действия страховщиков в этой ситуации?

Сергей Канаев: Сложно сказать. Как говорят в Центробанке, «мы делаем все, привезите нам видео-доказательства». Мы в апреле и привезли видео-доказательства, они посмотрели и сказали, что проблема действительно существует. Ведь страховщики говорят, что проблем нет, а ситуацию нагнетают автомобилисты — федерация хочет дестабилизировать ситуацию. И нужно было очень много работать, чтобы доказать, что проблема действительно существует. Страховщики еще не опубликовали свой годовой отчет. Когда его опубликуют, мы будем говорить, что можно предпринять.

Марьяна Торочешникова: Я думаю, дестабилизацией ситуации можно назвать как раз рост числа фальшивых полисов. Предложение Российского союза автостраховщиков сводится к тому, чтобы с 1 июля одномоментно заменить все старые бланки полисов на новые, которые будут больше защищены, и ситуация с фальшивками выправится. При этом президент РСА Игорь Юргенс сказал, что эта мера позволит вывести из обращения поддельные полисы, а также усложнит возможность изготовления нового фальсификата и заставит страхователей задуматься, покупать ли сейчас поддельный полис, так как после 1 июля его придется приобретать снова. Меня в этой истории настораживает слово «одномоментно». А что делать человеку, которого 1 июля 2016 года просто не будет там, где он может получить полис нового образца?

Сергей Канаев: Здесь речь идет о том, что страховщики хотят одномоментно ввести новый стандарт полисов. Сменить полисы у всех граждан физически невозможно.

Марат Бикбов: Это и юридически невозможно. Есть договор, есть закон, есть порядок, и есть заключенная сделка, она не может быть расторгнута.

Сергей Канаев: Да. И закон обратной силы не имеет.

Марат Бикбов: Можно решить, что с такого-то числа все бланки, которые будут выдаваться, будут новыми — это можно сделать. Теоретически можно, наверное, устроить одномоментную замену всех полисов, но для этого должно быть решение, как минимум, на уровне федерального закона. Вот если будет такой закон, что все дружно должны прийти завтра утром и поменять полисы. Но мне почему-то кажется, что такого закона не будет. И сил РСА не хватит, чтобы сделать такую глупость.

Марьяна Торочешникова: Но ведь гаишник знает, что с 1 июля у всех должны быть бланки, допустим, розового цвета. Он же может оштрафовать человека.

Марат Бикбов: Ну, гаишник всегда может потребовать все что угодно: и полис другого цвета, и одежду другого размера, — тут защиты быть не может, но его действия будут незаконны. Инспектор ГИБДД, как и любой гражданин, в первую очередь должен руководствоваться нормами права, а не желаниями РСА, который не имеет права издавать законы и подзаконные акты или диктовать что-то ГАИ.

Сергей Канаев: С 1 июля выйдет новый стандарт полисов, они привезут их заблаговременно во все свои отделения, передадут всем брокерам. Но ситуацию-то это не спасет. В чем сейчас проблема? Открыто говорят о том, что страховые полисы не только теряются, но и печатаются в Китае, в Молдавии и так далее. Об этом говорят и в МВД, и весь вопрос — когда нужно будет выдавать новый стандарт полисов. Брокер может просто взять этот полис, перевезти его в Китай или в Молдавию, там его посмотрят профессиональные люди, запустят машину и смогут выпускать точно такие же поддельные полисы. Проблема не решается!

Страховщикам запретили повышать штрафы за отсутствие страховки, им отказывают в том, чтобы тарифы ОСАГО были свободными, и все их обращения натыкаются на преграду «выборы». А если они не решат проблему поддельных полисов в 2016 году, то в 2017-м уже можно вообще ничего не страховать, потому что это будет снежный ком. Если люди на 50% не будут страховаться, то оставшаяся половина тоже перестанет это делать. Они просто хотят сейчас немножко потянуть время, чтобы прошли выборы. Может быть, потом они что-то решат, потому что никто в нашем государстве сегодня не берется помогать страховщикам.

Марьяна Торочешникова: Очень даже берется! Буквально в начале февраля депутат Госдумы Михаил Емельянов предложил внести поправки в Кодекс об административных правонарушениях, повысить штраф за управление незастрахованным автомобилем до 2,5 тысяч рублей.

Сергей Канаев: Его поправки уже провалились. Депутаты их отклонили, причем его же коллеги по партии сказали: нет-нет, все потом, после выборов. Я вам и говорю, что до выборов ничего не будет! А после выборов уже не будет смысла вводить поправки.

Марьяна Торочешникова: А что тогда делать автовладельцам? На протяжении 13 лет всем рассказывали о том, как необходимо ОСАГО, какие от этого будут плюсы, как всем будет легко и хорошо жить.

Марат Бикбов: Нет, по-моему, институт ОСАГО дискредитирован практически для всех, это всем очевидно. Причем он дискредитирован законодательно, то есть законодатель отдал право определять методики и размер выплат Центробанку, который тут же передал это страховым компаниям. Методика разработана РСА, справочник цен ведется РСА. И Верховный суд сказал, что взыскивать со страховых компаний можно только по этому справочнику, по этой методике. Пустили козла в огород! Той организации, которая больше всего заинтересована в том, чтобы никому не платить, предоставили право составлять справочник, определять, сколько что должно стоить.

Марьяна Торочешникова: И Федеральная антимонопольная служба тоже никак на это не отреагировала?

Марат Бикбов: А она не при чем, это закон такой. Федеральная антимонопольная служба не может указывать на то, что какой-то закон чему-то не соответствует, у нее нет таких полномочий, она разбирается только с субъектами. Поэтому сейчас, даже если страховая компания совершенно честно, в соответствии с методиками рассчитает выплату, например, в городе Москве, то этой выплаты не хватит, чтобы починить автомобиль в московском автосервисе. По этим ценам невозможно ни купить детали, ни найти такую стоимость нормо-часа ни в одном сервисе. В этот институт уже заложено то, что он ничего не компенсирует.

Марьяна Торочешникова: Фактически это жульничество.

Марат Бикбов: Да. Раньше хотя бы не было определенной методики, не было справочника цен, и через судебную процедуру, через нормальных экспертов-оценщиков можно было добиться взыскания того, что более-менее соответствует действительности. Сейчас никакой суд и вообще никто не поможет человеку это сделать.

Марьяна Торочешникова: Получается, что это вообще деньги на ветер?

Марат Бикбов: Практически — да. Тебе что-то заплатят, но этого не хватит, чтобы полностью восстановить нарушенное право. Надо, как минимум, вывести справочник и методику из ведомства РСА, чтобы этим занималась какая-то независимая организация.

Сергей Канаев: Когда Федерация автовладельцев России будет этим заниматься, тогда это будет нормально!

Марат Бикбов: Да, например.

Читайте так же:  Договор продажи под реализацию товара

Сергей Канаев: Я хотел бы, Марьяна, ответить на ваш вопрос: что делать добропорядочным гражданам, автовладельцам.

Марьяна Торочешникова: Ведь ОСАГО — это же практически налог на право пользования автомобилем.

Марат Бикбов: Да.

Сергей Канаев: Автовладельцам нужно определиться, что они выбирают: они хотят страховать свою гражданскую ответственность или нет? Если добропорядочный человек, имеющий страховку, оказался потерпевшим, и он ничего не получает, — это неправильно. Сегодня есть прямое урегулирование, и человек, имея страховку, может прийти в свою страховую компанию, потребовать возмещения, а страховая компания уже самостоятельно, по их закону, разбирается дальше.

Марат Бикбов: При поддельном полисе это не помогает! Именно законом предусмотрено, что страховая компания потерпевшего платит деньги страховой компании причинителя вреда, она — просто передаточное звено. Вот если там есть страхование ответственности, и страховая компания потерпевшего не заплатит, тогда с нее можно требовать по суду. Если там нет страховой компании, то страховая компания потерпевшего вправе ничего не платить, и ни один суд с нее ничего не взыщет. Даже если у вас настоящий полис, ваша страховая компания в таком случае вам ничего не заплатит, и это по закону.

Сергей Канаев: Ну, тогда это будет еще более быстрый снежный ком! Если люди поймут, что они все равно ничего не получают, то это просто уничтожит страхование.

Марат Бикбов: Если бы это хотя бы возмещалось из какого-то фонда РСА, как сейчас идет компенсационная выплата, если страховая компания разоряется.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, на Украине такая система.

Сергей Канаев: На Украине вообще хорошая система!

Марьяна Торочешникова: Там этим занимается какой-то комитет. Если застрахованный человек попадает в аварию, то ему платят из общего фонда, а дальше они все разбираются.

Марат Бикбов: Да, хорошо бы так было и у нас — пускай они там как-то скидываются, делают что угодно, чтобы это было обеспечено…

Сергей Канаев: Вот предложение, которое точно нужно оформить законодательно!

Марат Бикбов: У страховщиков более сильное лобби, чем у страхователей. Хоть у нас в Конституции и написано, что все для граждан, но, по сути, гражданин — самое слабое звено в этой системе.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, уже в 2016 году при фальшивых полисах, при том, что людям проще иногда заплатить штраф, чем покупать полис, ОСАГО может стать значительно дороже. Власти собираются бороться с лихачами, и внесено предложение о повышающих коэффициентах в плане мероприятий, направленных на снижение смертности в ДТП. Это документ был утвержден в августе 2015 года Дмитрием Медведевым, и страховщикам сейчас предложили подумать, какими могут быть эти повышающие коэффициенты. Точный размер еще не утвердили, но порядок цифр известен.

Предложено два варианта. Первый предполагает учитывать все правонарушения, и если их насчитается от пяти до десяти, то цена полиса может вырасти в 1,86 раза, от десяти до пятнадцати – в два раза, от пятнадцати до двадцати – в 2,26 раза. Если нарушений более тридцати пяти, то коэффициент составит 3,04. Предполагается учитывать и неправильную парковку, и не пристегнутый ремень, и все-все.

Второй вариант несколько жестче — предлагается учитывать только серьезные нарушения, например, выезд на встречную полосу или проезд на красный свет, но в этом случае коэффициент за пять нарушений будет 3,12, а если их больше двадцати, то он может доходить до 8,29. Сейчас страховщики это обсуждают.

Марат Бикбов: Ну, те, кто получит коэффициент «восемь», точно не пойдут покупать полис законным путем! Мне кажется, это еще и коррупционноемкое предложение в отношении ГИБДД. Сейчас человек скажет: ну, мелкий штраф заплачу я лучше в банк, чем гаишнику в карман. А если это будет введено, так лучше отдать инспектору полторы-две тысячи, чем понимать, что тебе в два раза поднимут цену полиса, а потом будут снижать ее по пять процентов. Это сколько же тысяч рублей нужно будет отдать потом на страховку за эту тысячу инспектору? И вот с этой точки зрения в нашей стране никто ничего не рассматривает, хотя нужно думать, прежде всего, об этом.

Марьяна Торочешникова: А можно ли вообще решить проблему безопасности на дорогах и понижения смертности в ДТП увеличением страховых сборов?

Марат Бикбов: Нет, нельзя!

Сергей Канаев: Это очередная бандитская схема страховщиков! Тут нет связи – если человек нарушил правила, это не значит, что он обязательно чаще попадает в ДТП. Водители, которые управляют автомобилем менее трех лет, например, по статистике не так много злостно нарушают, но в аварии попадают гораздо чаще. Они не могут отнять деньги у населения, официально повышая страховку, так пытаются это завуалировать под безопасность дорожного движения, вот и все.

Марат Бикбов: Ни аварийность, ни смертность такими способами победить невозможно. Когда человек садится за руль и куда-то едет, он не планирует ни в кого врезаться. Причина большинства ДПТ – неосторожное неумышленное действие, и это нельзя победить строгостью наказания. То же самое с пьянством за рулем – можно серьезно уменьшить количество нарушителей, только сажая их в тюрьму. Когда человек садится за руль в пьяном виде, он же не собирается попадаться.

Вот, например, реверсная полоса на Ярославском шоссе способствует ДТП, причем серьезным. Если бы там была нормальная разделительная полоса, было бы гораздо безопаснее, и это больше способствовало бы безопасности, чем увеличение стоимости ОСАГО. Но у нас увеличивают штрафы, увеличивают премии в пользу страховых, но не хотят реально рассмотреть причины, по которым происходят столкновения. Люди сталкиваются совсем не потому, что мало платят ОСАГО.

Марьяна Торочешникова: Если послушать страховщиков, то из многих регионов вообще уходят страховые компании, потому что это все убыточно. При этом страховщики выплачивают только 55% от собранного, как вы, Сергей, сказали, в начале программы.

Сергей Канаев: Это называется простым словом — «саботаж». Это все равно как в прошлый раз накануне повышения стоимости полиса страховые компании не выдавали полисы, ссылаясь на отсутствие бланков.

Нет таких регионов! У них сейчас есть возможность делать региональный повышающий коэффициент, и таким образом снимаются любые вопросы. Просто отдельные страховые компании имели мало офисов, на их взгляд, это невыгодно, и они просто обмениваются, перепродают друг другу свои отделения.

Марат Бикбов: Есть регионы, где филиал может быть убыточным. Но эта система так и построена, что тот, кто участвует в ОСАГО, должен иметь представительства везде. Да, где-то это убыточно, но в целом по стране выгодно. А так, чтобы вообще убыточно, такого нет, они всегда в большом плюсе.

Марьяна Торочешникова: А почему тогда Центробанк верит жалобам страховщиков?

Сергей Канаев: Можно предположить, что это и есть страховое лобби.

Марьяна Торочешникова: А «крайними» оказываются граждане… Может ли простой автовладелец повлиять на решения чиновников, страховщиков?

Сергей Канаев: Раз в пять лет, как обычно. Раньше было четыре, теперь пять.

Марьяна Торочешникова: То есть исключительно на выборах.

Марат Бикбов: Ну, или путем митингов и демонстраций, или через достаточно сильные общественные организации, такие как ФАР. Но в целом у нас есть только один способ повлиять на то, как это устроено, — выборы.

Марьяна Торочешникова: 2016 год – выборный, до выборов никто не будет предпринимать никаких серьезных шагов. И дополнительные штрафы вводить не будут, и законодательную базу не будут менять, чтобы не вызвать недовольство людей. Но в следующем году это приведет, как вы говорите, к коллапсу на рынке, система ОСАГО развалится.

Сергей Канаев: Совершенно верно. Страховщики это понимают и готовятся. И одномоментная смена полисов ОСАГО – возможность как-то удержать этот снежный ком, других рычагов у них нет. От смены полисов многое зависит. Они надеются сдержать вал поддельных полисов, и через правительство и Центробанк они будут лоббировать интересы страховщиков. А нам остается анализировать ситуацию и вносить конкретные предложения, чтобы и наше мнение было учтено при принятии решений, когда страховщики попытаются реализовать очередную мошенническую схему.

Марьяна Торочешникова: А вы видите конкретный выход из ситуации?

Сергей Канаев: Конечно! Мы еще в апреле 2015 года предлагали: страховщикам по закону отходит 23%, 3% – компенсационный фонд, и 20% – расходы: аренда оплата труда и так далее. Все остальное должно уходить на выплаты. Вот это надо перечислить на специальный счет Центрального банка, который будет четко это отслеживать и выплачивать с него деньги потерпевшим через страховые компании. Страховые компании будут выполнять роль брокеров, и никаких отдельных счетов у них не будет. Это первое предложение. А дальше — когда они совершают какие-то проступки, мы делаем предложения: как сделать так, чтобы в дальнейшем этого не было.

Марьяна Торочешникова: А кто поддерживает эту вашу идею?

Сергей Канаев: Ее поддерживают в администрации президента, поддерживают некоторые люди в правительстве, СМИ, депутаты…

Марьяна Торочешникова: Но с законодательной инициативой никто не выходит.

Сергей Канаев: Пока не выходит, но я думаю, что это вот-вот должно случиться.

Марьяна Торочешникова: Страховщики говорят, что они не успевают за ростом цен. А вы говорили, что выплачиваемых денег не хватает на ремонт автомобиля.

Марат Бибков: Но это совершенно не значит, что тех денег, которые они собирают, не хватило бы для выплаты в нормальном размере — для восстановления автомобиля.

Марьяна Торочешникова: То есть и справочник цен надо тоже отменять.

Марат Бикбов: Его не надо отменять, а надо просто передать для ведения незаинтересованным лицам. Как составление методики, так и составление справочника надо передавать общественным организациям либо экспертному сообществу, но никак не заинтересованным людям.

Марьяна Торочешникова: Хочу привести конкретные виды фальшивых полисов и спросить вас, можно ли в этом случае что-то сделать. Если это полис с изменениями (например, изменена дата начала или окончания срока действия), можно ли рассчитывать на какие-то выплаты?

Марат Бикбов: Если изменен страховой период, то нет, нельзя.

Марьяна Торочешникова: А если это полис-двойник, с печатью, с припиской к страховой компании, все действительное, но на один договор — два владельца, здесь человек может рассчитывать на компенсацию?

Марат Бикбов: Если это подлинный бланк, и он подавался страховой компании, но страховая компания считает, что она по нему не получила премию, то по этому полису можно получить возмещение.

Марьяна Торочешникова: Это как раз та история, которую рассматривал Верховный суд РФ. После окончания срока действия полиса в одном регионе он может всплыть другом.

А повторно проданный полис? После окончания срока его действия в одном регионе он может всплыть в другом или в этом же как абсолютно чистый.

Марат Бикбов: Я не очень представляю такую ситуацию. Вопрос в том, подлинный бланк или нет. Не может быть бланк с одним и тем же подлинным номером. Я думаю, такая ситуация просто невозможна. Если он совсем поддельный, напечатанный неизвестно где и неизвестно кем, то по нему, конечно, ничего получить нельзя, кроме 327 статьи УК при неудачном развитии событий. То там нет реального лишения свободы, есть исправительные работы, штрафы в разной форме, арест до 6 месяцев. Но если полис приобретался заведомо как ненастоящий (допустим, за 500 рублей на рынке), то, я думаю, вполне может быть уголовное дело.

Марьяна Торочешникова: И наконец, полис ушедшего с рынка страховщика, выданный после его выхода из системы ОСАГО.

Марат Бикбов: Если он выдан от имени страховой компании, которая на момент выдачи уже не имела лицензии, то по нему ничего нельзя получить.

Марьяна Торочешникова: Очевидно, в этом случае бланки ОСАГО должны изыматься у организации.

Марат Бикбов: Я думаю, что напечатанных левых бланков не так много, а большинство поддельных, как сказал Юргенс, выбыли из-под контроля. И заменой полиса проблему тоже не решить. Это на какое-то время уменьшит ее остроту, но потом вновь напечатанные полисы так же успешно выйдут из-под контроля.

Марьяна Торочешникова: А водители, покупающие поддельный полис, потому что им дорого покупать настоящий, не опасаются уголовной ответственности?

Сергей Канаев: Я думаю, люди опасаются какой-то ответственности, но на это их толкает высокая стоимость ОСАГО, они просто вынуждены это делать. Вот в Москве отдаешь за страховку десять лет по десять тысяч – это уже выходит нормальная сумма, и я могу ее потратить на своих детей, я не попадаю в аварии… А от того, что ты попал в аварию не по своей вине, это тебя все равно не спасает. Вот это и есть снежный ком, который может накрыть всю систему ОСАГО.

Марат Бикбов: У нас довольно низкая правовая грамотность, и я думаю, что большинство не очень опасается уголовной ответственности.

Марьяна Торочешникова: Тогда остается рассчитывать на сотрудничество РСА с общественными организациями российских автовладельцев и на здравомыслие депутатов Госдумы и чиновников из Центробанка, на то, что они примут адекватное решение, устраивающее всех участников этой истории с ОСАГО.

Похожие статьи:

  • Материнский капитал изменение 2012 Материнский капитал: какие изменения можно ожидать в будущем? Материнский (семейный) капитал как мера поощрения к рождению или усыновлению второго ребенка начал предоставляться в нашей стране с 2007 года, со вступлением в силу Федерального закона от 29 декабря 2006 г. […]
  • Федеральный закон 109 о пестицидах Федеральный закон от 19 июля 1997 г. N 109-ФЗ "О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 19 июля 1997 г. N 109-ФЗ"О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами" С изменениями и дополнениями […]
  • Уголовный кодекс рф собрание законодательства российской федерации Федеральный закон от 23 апреля 2018 г. N 96-ФЗ "О внесении изменений в статью 53 1 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" Документ является поправкой к Часть шестую статьи 53 1 Уголовного кодекса Российской […]
  • Полномочия города федерального значения Статья 79. Особенности организации местного самоуправления в субъектах Российской Федерации - городах федерального значения Информация об изменениях: Федеральным законом от 27 мая 2014 г. N 136-ФЗ в наименование статьи 79 настоящего Федерального закона внесены […]
  • О внесении изменений в федеральный закон 171-фз Федеральный закон от 23 июня 2014 г. N 171-ФЗ "О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 23 июня 2014 г. N 171-ФЗ"О внесении изменений в […]
  • Приказ о структуре сайтов Приказ Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 27 ноября 2017 г. № 1968 “О внесении изменений в требования к структуре официального сайта образовательной организации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и формату представления на […]