Допрос адвоката свидетелем по уголовному делу подзащитного

Адвокатов можно превращать в свидетелей, решил Мосгорсуд

Адвокат Александр Васанов снова не смог доказать, что его нельзя было вызывать на допрос в качестве свидетеля. После того, как следователь допросил его по делу, в котором Васанов был защитником, его отстранили от процесса. Так следствие избавляется от многих адвокатов, но Васанов упорнее других борется этой практикой.

Его дело попало в Мосгорсуд уже в третий раз, а началось еще два года назад. Представляя свидетельницу по громкому уголовному делу, защитник был принудительно приведен на допрос, а затем отстранен от участия в разбирательстве. Сочтя это нарушением прав адвокатов, Васанов пытался признать действия следствия незаконными через судебные инстанции, адвокатскую палату и уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина. Между тем, как ранее отмечал и сам Лукин, и опрошенные эксперты, следственные органы нередко практикуют отстранение адвокатов от участия в уголовном судопроизводстве, незаконно переводя их в статус свидетелей.

Инцидент, из-за которого адвокат Александр Васанов до сих пор ходит по судебным инстанциям, связан с уголовным делом, возбужденным против руководства ООО «Финсервисконсалтинг» еще три года назад. Весной 2009 года следствие посчитало, что гендиректор компании Игорь Грабовский и его заместитель Александр Олешко занимались обналичиванием денежных средств, и предъявило им обвинение по ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство).

В июне 2009 года, когда Грабовский и Олешко еще проходили по делу свидетелями (впоследствии им была инкриминирована ст. 271 УК РФ (незаконная банковская деятельность) и ст. 210 УК РФ (участие в преступном сообществе), к ним обратился главный эксперт-консультант организационно-инспекторского департамента МВД РФ подполковник Александр Жарков, предложивший за $1,7 млн помочь в прекращении расследования. Однако предприниматели обратились в департамент собственной безопасности МВД РФ, и 29 июня 2009 года Жарков был арестован при получении взятки, а в декабре приговорен к четырем годам заключения. Как сообщал «Коммерсант», именно после этого произошло предъявление новых обвинений, а адвокаты предпринимателей назвали «преследование своих подзащитных местью со стороны правоохранительных органов за разоблачение подполковника Жаркова».

Васанов в этом громком деле представлял интересы Ольги Нарежняк, проходившей в качестве свидетеля, и 13 января 2010 года явился вместе с ней на допрос. Однако во время следственных действий со своей доверительницей адвокат сам в них поучаствовал против своей воли — сначала он получил от следователя Александра Козюлина повестку о вызове в качестве свидетеля, а после принудительного привода и последовавшего допроса был отстранен от участия в деле. Посчитав это грубейшим нарушением своих прав, адвокат решил обратиться в суд с заявлением о признании незаконными: действий следователя по вызову на допрос в качестве свидетеля, по применению принудительного привода, по допросу в качестве свидетеля и по отводу от участия в уголовном деле.

Однако 5 марта 2010 года судья Тверского райсуда Татьяна Неверова в удовлетворении жалобы отказала, а 14 апреля 2010 года это решение подтвердил Мосгорсуд. Не найдя защиты в суде, Васанов обратился в Адвокатскую палату Москвы и к Уполномоченному по правам человека в РФ Владимиру Лукину, а палата и Лукин — к начальнику ГСУ Ивану Глухову. Лукин констатировал: «следственные органы ГСУ при ГУВД по Москве укореняют практику незаконного отстранения адвокатов от участия в уголовном судопроизводстве, а также препятствования их деятельности и получения интересующих следствие сведений, относящихся к адвокатской тайне На это указывают мнимость допросов, их систематичность и быстрота отвода защитников, отсутствие следственного интереса после отвода». Как комментировал ситуацию юрист Альберт Феоктистов: «Следователи частенько применяют описанный метод для устранения от дел неугодных им адвокатов. Они вызывают адвоката на допрос в качестве свидетеля, задают ему несколько дежурных вопросов, а на следующий день отстраняют его от участия в защите фигурантов по данному делу». Однако Глухов в действиях своих подчиненных нарушений не нашел. Тогда Лукин обратился уже в надзорные судебные инстанции с заявлением о пересмотре принятых судебных актов. И после рассмотрения ходатайства Президиум Мосгорсуда 13 июля 2012 года постановил отменить эти акты и вернуть дела для повторного рассмотрения в тот же суд в ином составе.

Дело попало в руки небезысвестной судьи Елены Сташиной, которая 3 сентября этого года удовлетворила почти все требования Васанова, но отказалась признавать неправомерным решение следователя о привлечении адвоката в качестве свидетеля. То есть признала незаконными все последствия вызова Васанова на допрос — в том числе его отстранение от процесса, — но не сами действия по вызову.

Тогда адвокат обратился в Мосгорсуд, оспаривая также и действия следователя по вызову его на допрос в качестве свидетеля. Сегодня председательствующая Ирина Колесникова отметила, что кроме кассационной жалобы будет рассмотрено и представление прокуратуры, в котором отмечено, что сентябрьское постановление райсуда следует отменить и направить на новое рассмотрение, «поскольку оснований для удовлетворения [в сентябре] заявления [Васанова] не имелось».

Выступившая прокурор Деветьярова была так же кратка: «Поддерживаю представление в полном объеме, прошу отправить дело на пересмотр в тот же суд в ином составе».

Васанов напомнил судьям основные доводы своей жалобы: «У следователя не было судебного разрешения на проведение следственных мероприятий, как того требует п. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Кроме того, адвокат указал на ст.56 УПК РФ, которая запрещает допрос адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи. «В момент вручения мне повестки о вызове меня на допрос следователю Казюлину было известно, что я являюсь адвокатом, и повестка была мне вручена в ходе осуществления мной адвокатской деятельности», — подчеркнул адвокат. Более подробно коллегия выслушивать доводы отказалась, сославшись на то, что «все и так изложено в жалобе», и удалилась на совещание. Спустя пять минут судья Колесникова сообщила присутствующим, что решение Тверского райсуда оставлено без изменений, а жалоба и представление отклонены.

Васанов после заседания поделился своим удивлением: «УПК РФ не содержит указания на обязанность следователя получить судебное решение, предоставляющее ему право проводить следственные действия в отношении адвоката, однако КС РФ своими актами (от 29 июня 2004 года и от 8 ноября 2005 года) разъяснили, что приоритет УПК РФ перед другими федеральными законами не является безусловным». Он процитировал статью 7 УПК РФ, которая по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий норм иных – помимо Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации – законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников соответствующих процессуальных действий. «Таким образом, — подытожил Васанов, — при принятии следователем решения о допросе адвоката в качестве свидетеля по уголовному делу подлежат применению именно положения Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», допускающие допрос адвоката только на основании судебного решения».

Он пообещал и дальше оспаривать решение следователя о вызове его на допрос. Между тем, судьба его бывшей доверительницы ему доподлинно неизвестна, он только знает, что она все еще проходит свидетелем по продолжающемуся уголовному делу.

О допросе адвоката в качестве свидетеля

О допросе адвоката в качестве свидетеля

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

От 6 июля 2000 г. № 128-О

По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 положения об адвокатуре РСФСР
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.Л. Кононова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина В.В. Паршуткина,
установил:
1. Адвокат Московской областной коллегии адвокатов В.В. Паршуткин, привлеченный к уголовной ответственности по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьей 152 (Торговля несовершеннолетними) УК Российской Федерации, обратился к адвокату Е.Ю. Львовой, ранее консультировавшей В.В. Паршуткина в связи с его участием в качестве представителя стороны при рассмотрении гражданского дела об усыновлении ребенка, с просьбой о защите своих интересов. Несмотря на имеющееся соглашение и ордер юридической консультации, следователь не допустил Е.Ю. Львову к участию в деле в качестве защитника В.В. Паршуткина, сославшись на необходимость ее допроса в качестве свидетеля о являющихся предметом расследования по этому уголовному делу обстоятельствах оказания ею юридической помощи В.В. Паршуткину в ходе их совместной работы.
Жалобы Е.Ю. Львовой на отказ в допуске ее к защите В.В. Паршуткина прокуратурой города Москвы и Генеральной прокуратурой Российской Федерации удовлетворены не были, поскольку, по мнению органов прокуратуры, статус свидетеля является обстоятельством, исключающим участие Е.Ю. Львовой в том же деле в качестве защитника (статья 67.1 УПК РСФСР), а предусмотренная статьей 72 (пункт 1 части второй) УПК РСФСР гарантия конфиденциальности информации, полученной защитником обвиняемого, распространяется лишь на те сведения, которые стали известны ему именно в качестве защитника, и не исключает возможность его допроса об обстоятельствах, ставших ему известными ранее, в том числе в связи с оказанием иной юридической помощи.
2. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.В. Паршуткин оспаривает конституционность нормы, содержащейся в пункте 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР, а также аналогичных ей норм, содержащихся в статьях 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР (утверждено Законом РСФСР от 20 ноября 1980 года).
Между тем в соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» проверка конституционности закона по жалобе гражданина не может быть признана допустимой в том случае, если конституционные права и свободы заявителя нарушаются не самим по себе оспариваемым законом, а в результате неправомерной практики его применения.
Действующее законодательство не препятствует защите прав В.В. Паршуткина, поскольку определенно исходит из невозможности совмещения процессуальных функций защитника с обязанностью давать свидетельские показания по тому же делу. При этом в силу прямого указания части первой статьи 67.1 УПК РСФСР и статьи 16 Положения об адвокатуре РСФСР участие адвоката в деле исключается, только если ранее он допрашивался по данному делу в качестве свидетеля. Однако, как следует из жалобы, адвокат Е.Ю. Львова к тому моменту, когда она оформила поручение и приняла на себя защиту В.В. Паршуткина, как свидетель в данном деле не участвовала, не допрашивалась, и, следовательно, названное законное основание для отказа ей в допуске к участию в деле или отстранения ее от защиты отсутствовало.
3. Норма, содержащаяся в пункте 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР, и корреспондирующие ей нормы статей 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР освобождают адвоката от обязанности давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника или представителя в уголовном деле, и тем самым защищают конфиденциальность сведений, доверенных подзащитным адвокату в связи с выполнением последним своих профессиональных функций (адвокатская тайна). Уголовно – процессуальное законодательство, не устанавливая каких-либо исключений из этого правила в зависимости от времени получения адвокатом сведений, составляющих адвокатскую тайну, не ограничивает их сведениями, полученными лишь после того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника обвиняемого.
Запрет допрашивать адвоката о ставших ему известными обстоятельствах дела распространяется на сведения, полученные им также в связи с осуществлением защиты подозреваемого (статьи 47, 51 и 52 УПК РСФСР). Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему как в связи с осуществлением защиты, так и при оказании другой юридической помощи (часть седьмая статьи 51 УПК РСФСР).
Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23, часть 1, Конституции Российской Федерации) и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого (статья 24, часть 1; статья 51 Конституции Российской Федерации).
Иное истолкование положений УПК РСФСР, включая оспариваемые заявителем, противоречит конституционно – правовому смыслу института обеспечения обвиняемому права на защиту, включая право пользоваться помощью адвоката (защитника).
4. Закрепленное в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации право пользоваться помощью адвоката (защитника), как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РСФСР, является одним из проявлений более общего права на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированного каждому статьей 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Согласно же правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 года по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне», конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника подлежат обеспечению на всех стадиях уголовного судопроизводства и не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах.
Так, юридическая помощь адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве не ограничивается процессуальными и временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства, она включает и возможные предварительные юридические консультации, что вытекает, в частности, из статьи 19 Положения об адвокатуре РСФСР, согласно которой адвокаты, осуществляя свою профессиональную деятельность, дают консультации и разъяснения по юридическим вопросам, устные и письменные справки по законодательству, составляют заявления, жалобы и другие документы правового характера, осуществляют представительство, оказывают иную юридическую помощь.
5. Гарантии конфиденциальности отношений адвоката с клиентом являются необходимой составляющей права на получение квалифицированной юридической помощи как одного из основных прав человека, признаваемых международно – правовыми нормами (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьи 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).
Разъясняя основные ориентиры понимания и признания таких гарантий, Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе (принят 28 октября 1988 года Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге) относит к сущностным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиенту условий, при которых он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия; требованием конфиденциальности определяются права и обязанности юриста, имеющие фундаментальное значение для его профессиональной деятельности; юрист должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе предоставления юридических услуг; при этом обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени (пункт 2.3).
Согласно Основным принципам, касающимся роли юристов (приняты 7 сентября 1990 года восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями), правительствам надлежит признавать и обеспечивать конфиденциальный характер любых консультаций и отношений, складывающихся между юристами и их клиентами в процессе оказания профессиональной юридической помощи.
6. Из приведенных положений Конституции Российской Федерации и международно – правовых актов следует, что нормы, содержащиеся в пункте 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьях 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР, в их конституционно – правовом смысле предполагают обеспечение конфиденциальности информации, которая получена адвокатом – независимо от времени и обстоятельств ее получения – в процессе профессиональной деятельности в рамках отношений с клиентом по оказанию ему квалифицированной юридической помощи и которая, следовательно, не подлежит разглашению и потому не может быть предметом свидетельских показаний.
Таким образом, оспариваемые гражданином В.В. Паршуткиным нормы, исходя из их конституционно – правового смысла, подтвержденного в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года и от 27 марта 1996 года, а также в настоящем Определении, не нарушают права и свободы заявителя, поскольку сами по себе не могут препятствовать допуску к участию в уголовном деле избранного им защитника.
Проверка же законности и обоснованности соответствующих правоприменительных решений не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации и осуществляется судами общей юрисдикции, которые должны исходить из конституционно – правового смысла пункта 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР, подтвержденного в настоящем Определении, являющемся обязательным в силу статьи 6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частями первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

Читайте так же:  Нотариус на белорусской баранова

определил:
1. Положения части второй статьи 72 УПК РСФСР и статей 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР с учетом их конституционно – правового смысла, подтвержденного в настоящем Определении, не нарушают конституционные права и свободы гражданина В.В. Паршуткина и не могут препятствовать допуску к участию в уголовном деле избранного им защитника, так как исключают возможность допроса последнего в качестве свидетеля об обстоятельствах и фактах, ставших ему известными в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений.
2. Поскольку для разрешения поставленного в жалобе гражданина В.В. Паршуткина вопроса в соответствии с Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» не требуется вынесения предусмотренного его статьей 71 итогового решения в виде постановления, признать данную жалобу не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации.
3. Права гражданина В.В. Паршуткина на получение квалифицированной юридической помощи и на свободный выбор защитника должны быть обеспечены с учетом конституционно – правового смысла положений пункта 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР, подтвержденного в настоящем Определении.
4. Настоящее Определение окончательно и обжалованию не подлежит.
5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации», «Российской газете» и «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
М.БАГЛАЙ

Судья – секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Н.СЕЛЕЗНЕВ

О допустимости свидетельских показаний адвоката

Интересная ситуация сложилась в Омске. Адвокат Юрий Николаев, защищающий бывшего сотрудника внутренних дел, обвиняемого в мошенничестве с использованием служебного положения, ходатайствовал о проведении допроса адвоката Григория Белого, который ранее представлял интересы обвиняемого в этом же деле.

Как пояснил пресс-службе ФПА РФ Юрий Николаев, адвокат Григорий Белый участвовал в деле на начальных этапах и на этапе предварительного следствия. «Его свидетельские показания необходимы для того, чтобы подтвердить занимаемую позицию и поставить под сомнение показания моего доверителя, которые он дал ранее под давлением следствия. Также этот допрос прольет свет и на иные нарушения, допущенные следствием, в частности, проведение ранее согласованных с адвокатом следственных действий с подзащитным в иное время и без его участия», – пояснил Юрий Николаев.

Адвокат подчеркнул, что сам его доверитель согласен с поданным ходатайством, а Григорий Белый готов дать свидетельские показания. Однако сторона обвинения выступила категорически против, аргументируя свою позицию тем, что согласно ст. 56 УПК РФ адвокат не может привлекаться в качестве свидетеля по делу, в котором он принимал участие как защитник, и давать показания об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

В качестве контраргумента адвокат Юрий Николаев напомнил суду о позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 6 марта 2003 г. № 108-О, согласно которой адвокат вправе давать свидетельские показания в случаях, когда и сам он, и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Конституционный Суд также указал, что положения ст. 56 УПК РФ не служат для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию. Также в определении подчеркивается, что суды не вправе отказывать в даче свидетельских показаний лицам, перечисленным в ч. 3 ст. 56 УПК РФ при заявлении ими соответствующего ходатайства.

В итоге суд принял решение допрос адвоката Григория Белого все-таки произвести, но только после того, как даст показания обвиняемый по делу.

Стоит отметить, что во внесенном Президентом РФ законопроекте, направленном на предоставление дополнительных гарантий независимости адвокатов в уголовном судопроизводстве, содержится предложение о законодательном закреплении в самой ст. 56 УПК РФ права адвокатов давать свидетельские показания в случаях, когда «о допросе в качестве свидетеля ходатайствует сам адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого».

Как отметил советник ФПА РФ, член СПЧ Игорь Пастухов, в настоящее время сложилась порочная практика, когда сторона обвинения старается не допустить, чтобы защита выполняла свою задачу. С одной стороны, адвокатов нередко пытаются привлечь в качестве свидетелей по делу, в котором они участвовали в роли защитника, с другой стороны – препятствуют даче свидетельских показаний в интересах доверителя, как то допускается определением Конституционного Суда. «Никаких сомнений нет, что если норма о возможности дачи адвокатом свидетельских показаний, будет прописана в Уголовно-процессуальном кодексе, то следователям и прокурорам придется ей следовать», – подчеркнул Игорь Пастухов.

Стоит отметить, что сегодня предложенные Владимиром Путиным поправки были приняты Госдумой в перовом чтении.

Допрос адвоката

В адвокатском сообществе разгорелась горячая дискуссия о том, как быть адвокату, если его вдруг вызвали на допрос и требуют рассказать, что он увидел и услышал в процессе проведения следственных действий с участием его подзащитного.

Проблема не надуманная. В последнее время адвокатов допрашивают все чаще. Причем делается это по ходатайствам обеих сторон — и обвинения, и защиты. Такая необходимость возникает, когда подсудимый заявляет, будто доказательства его вины получены незаконно, а допрос шел с нарушениями уголовно-процессуального закона. Например, что адвокат в допросе не участвовал, а подписал протокол уже позже. К тому же не протестовал против применения следователем или оперативным работником насилия, шантажа и запугивания.

Цель такого превращения защитника в свидетеля на первый взгляд как бы и оправданна: это поможет установить истину. Но проблема в том, что Уголовно-процессуальный кодекс не разрешает допрашивать в качестве свидетеля адвоката, которому при оказании подзащитному юридической помощи стали известны те или иные обстоятельства дела. Закон об адвокатской деятельности еще более строг. Он запрещает не только допрашивать адвоката о таких обстоятельствах, но и вызывать его в качестве свидетеля. Такой запрет закреплен и в Кодексе профессиональной этики адвоката. «Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей», — записано там.

Так всегда и было. Но в 2003 году Конституционный суд в определении N 108-О вынес иное решение, истолковав упомянутый запрет как неабсолютный. Конституционные судьи решили, что УПК не исключает право адвоката дать показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы и согласны огласить те или иные конфиденциально полученные сведения. В противном случае, сказал главный суд, может оказаться нарушенным конституционное право человека на судебную защиту.

Читайте так же:  Миэль договор аренды

При этом следует уточнить, что в определении Конституционного суда обосновано право на такой допрос только по ходатайству стороны защиты, а не обвинения. Однако на деле все вышло с точностью до наоборот. Адвокатов стали таскать на допросы и по ходатайству прокуроров, ссылаясь на то, что суд обязан обеспечить равенство прав участников судебного разбирательства.

Ясность мог бы внести Верховный суд, но его позиция по этой проблеме противоречива. Например, в кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам от 1 марта 2004 года показания адвоката, допрошенного по ходатайству прокурора, были признаны недопустимым доказательством. А в постановлении президиума Верховного суда от 7 июня 2007 года содержится вывод о недопустимости допроса адвоката по ходатайству и стороны защиты, даже если сам адвокат согласен.

Сообщество в растерянности. Эта проблема обсуждалась на Всероссийской научно-практической конференции адвокатов, ей посвятили специальное заседание Научно-консультативного совета при Федеральной палате адвокатов РФ. Но авторитетные представители адвокатской корпорации и ученые-процессуалисты к единому мнению тоже не пришли.

В спорах сформировались две точки зрения. Одну из них наиболее полно выражает глава адвокатской палаты Москвы Генри Резник. Он считает, что вызванный на допрос судебной повесткой адвокат обязан явиться в судебное заседание в назначенный срок либо заранее уведомить суд о причинах неявки, а затем принять все меры, чтобы предотвратить свой допрос в качестве свидетеля. Для этого адвокату следует заявить о незаконности вызова на допрос в связи с запретом, установленным п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ. И обратить внимание суда на то, что в соответствии с толкованием данной нормы, содержащимся в определении Конституционного суда N 108-О, допрос адвоката даже по ходатайству стороны защиты возможен только при согласии самого адвоката.

По мнению Генри Резника, в случае если после этого суд не освободит адвоката от допроса, тот вправе сделать выбор: или воспользоваться свидетельским иммунитетом, установленным Конституцией, или дать свидетельские показания в таком объеме, чтобы защитить себя от обвинений в нарушении профессионального долга, выдвинутых против него подсудимым.

Другой подход сформулировал президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко. Он считает, что адвокат должен руководствоваться прежде всего принципом: не можешь помочь доверителю — не навреди. Адвокат, заявил Евгений Семеняко, вправе дать в качестве свидетеля показания о тех или иных обстоятельствах, ставших ему известными в процессе оказания юридической помощи подзащитному. Но сделать это можно только в одном случае — когда эти показания усиливают позицию клиента. При этом, подчеркнул президент Федеральной палаты адвокатов, должны быть соблюдены три непременных условия. Во-первых, если адвоката вызывают по ходатайству стороны защиты. Во-вторых, когда его показания необходимы для защиты прав и интересов обвиняемого. И в-третьих, если имеется согласие доверителя на вызов адвоката в качестве свидетеля.

Разъяснения о поведении адвоката при вызове на допрос в качестве свидетеля (утв. Решением Совета от 26.03.09 г.) от 26.03.2009

Утверждено решением Совета палаты

от 26 марта 2009 года (протокол № 04-09)

РАЗЪЯСНЕНИЯ

о поведении адвоката при вызове на допрос в качестве свидетеля

В связи с участившимися случаями вызовов адвокатов на допрос в качестве свидетелей Совет палаты считает необходимым дать следующие разъяснения:

Попытка допросить адвоката в рамках предварительного расследования (дознания) свидетельствует о желании следователей (дознавателей) вывести неудобного для них защитника из числа участников производства по уголовному делу.

Вызов адвоката для допроса в качестве свидетеля в суд обусловлен намерением стороны обвинения (а иногда и суда – по собственной инициативе) получить сведения о допустимости какого-либо доказательства, об исключении которого ходатайствуют подсудимый или его защитник в судебном заседании. Поскольку бремя опровержения доводов о недопустимости доказательства лежит на прокуроре, вызываемый в суд защитник должен выступить свидетелем стороны обвинения, что не может быть признано допустимым в силу самой сути адвокатской профессии.

Согласно ст. 56 УПК РФ не подлежит допросу в качестве свидетеля адвокат, защитник – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», усиливая адвокатский свидетельский иммунитет и защищая адвокатскую тайну, говорит о том, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал, что приоритет УПК РФ перед другими федеральными законами не является безусловным. В частности, он может быть ограничен правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений. Более того, о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом.[1]

Анализ правовых норм позволяет сделать вывод, что адвокат не только не может быть допрошен, но и не может быть вызван на допрос в качестве свидетеля по делу, по которому он оказывал (оказывает) юридическую помощь.

При этом адвокату следует иметь в виду, что Кодекс профессиональной этики адвоката, устанавливающий обязательные для каждого адвоката правила поведения, запрещает адвокату давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые ему стали известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

Совет считает, что явка бывшего защитника для дачи показаний по вызову органов расследования либо в суд по просьбе представителя стороны обвинения недопустима и являет собой проступок, компрометирующий адвоката и подрывающий доверие к нему и институту адвокатуры.

В случае вызова адвоката в суд в качестве свидетеля по правилам ст. 188 УПК РФ, адвокат обязан уведомить суд о невозможности своего допроса в качестве свидетеля по делу с указанием причин и ссылкой на ст. 56 УПК РФ и ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Если адвокат все же прибыл по судебной повестке в судебное заседание, то после разъяснения ему председательствующим прав, предусмотренных ст. 56 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ, адвокат обязан воспользоваться свидетельским иммунитетом.

Совет считает, что адвокат вправе дать показания по делу своего бывшего доверителя только в том случае, если:

— адвокат приглашен для допроса в качестве свидетеля в судебном заседании по ходатайству стороны защиты;

— его показания необходимы для защиты прав и интересов обвиняемого;

— если имеется согласие доверителя на вызов и допрос адвоката в качестве свидетеля.

При этом Совет напоминает, что профессиональная тайна обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией РФ. Никто – ни сторона обвинения, ни суд – не вправе требовать от адвоката нарушить требование закона о сохранении профессиональной тайны.

Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

[1] Определение КС РФ от 08.11.2005г. №439-О. По жалобе граждан С.В.Бородина, В.Н.Буробина, А.В.Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7,29,182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

© 2012, Адвокатская палата Красноярского края

Адвокат при допросе свидетеля по уголовному делу

В рамках процессуальных отношений важное значение играет допрос свидетеля, в котором очень желательно присутствие адвокаты, дабы защитить права и интересы своего клиента. В данной статье мы разберемся, что такое допрос свидетеля, адвокат на допросе свидетеля, что делать адвокат, когда допрашивают свидетеля, права адвоката при допросе свидетелей, обязанности адвоката, если дите допрос, УПК РФ и статьи по допросу свидетеля, кодекс этики адвокатов и полномочия адвоката.

Допрос свидетеля

Допрос является важнейшей составляющей всего уголовного дела. Естественно, обычно решающее значение играет допрос потерпевшего и соответственно подозреваемого. Именно они выступают на двух противоположных сторонах и их показания зачастую ложатся в основу дела.

Тем не менее, есть и тот факт, что допрос подозреваемого обычно является первой стадией расследования. Часто получается расследовать преступление по горячим следам, но все же не всегда это удается успешно. Поэтому необходимо допрашивать лишь потенциальных подозреваемых, когда еще неизвестен факт об их виновности. Допрос свидетеля также имеет важную роль, так как именно он помогает выяснить все необходимые обстоятельства дела.

Важно понимать, что при допросе свидетель испытывает сильное эмоциональное напряжение, которое оказывает на него психологическое воздействие. Казалось бы, свидетель ни в чем не виноват, и ему незачем волноваться, а напряжение все равно есть. Это объясняется несколькими причинами. Во-первых, от показаний свидетеля может завесить судьба человека, поэтому важно дать объективные показания, которые действительно соответствовали ситуации. Во-вторых, свидетелям бывает есть что скрывать, так как подозреваемым может быть их знакомый или близкий человек и они не хотели бы ему навредить, тем не менее, они не могут и обманывать, так как это грозит для них уголовной ответственностью.

Досудебное разбирательство является одной из основных стадий уголовного судопроизводства. Ранее можно было говорить о том, что следователи или дознаватели часами могли разрабатывать тактику определенного вопроса. Сейчас же не сказать, что все существенно изменилось, тем не менее, сейчас есть множество тактик, которые уже прописаны в учебниках, изучаемых в ВУЗах. Кроме того, сейчас замечается большая нехватка времени, поэтому следователям необходимо проводить все действия чуть ли не на ходу, имея параллельно множество других уголовных дел.

Ответчик может отказаться давать показания. Он является единственным субъектом уголовного судопроизводства, который может вообще не давать показания. Свидетель таким правом не обладает, поэтому если его следователь или дознаватель обяжет явится на допрос, то ему действительно обязательно давать показания. Кроме того, если он будет уклонятся от дачи показаний, то следователь может вызвать его принудительно посредством привода. Таким образом, стрессовая ситуация для свидетеля обычно увеличивается, так как даже если он не хочет давать показания, ему все равно необходимо это сделать, причем еще нельзя давать ложные показания при допросе. Можно ли сказать в данном случае нарушаются права граждан Российской Федерации – и да, и нет, с одной стороны свидетель действительно ни в чем не виноват, и он не должен подвергаться подобным процедурам, с другой стороны граждане Российской Федерации должны содействовать правоохранительным органам в поимке преступников.

Во время производства расследования уголовного дела, нередко все участники находятся в стрессовой ситуации. Поэтому важно быть спокойным как участникам, так и следователям. Естественно, возможны перегибы или нечто подобные и из-за стрессовой ситуации люди могут совершать непредсказуемые вещи. Адвокаты помогают разрядить ситуации, естественно, они могут быть неприятны следователям, но зато они будут очень полезны свои клиентам, что естественно, защищает права и свободы обычных граждан.

Итак, если есть достаточно доказательств для подтверждения вины преступника, следователь не должен спешить с тем, чтобы представить все доказательства. Следователи используют подобную тактику, когда у обвиняемого хорошая линия защиты. Если следователь понимает, что его доказательства будут опровергаться ему необходим подтверждать свою точку зрения. Поэтому не всегда выкладываются все карты на стол. Более выгодно это производить адвокатом, которые защищают своих клиентов, так как у адвоката намного меньше полномочий, чем у правоохранительных органов.

При допросах важно иметь ввиду, чтобы права и законные интересы любого гражданина соблюдались. К сожалению, этим правом граждан пренебрегают при некоторых допросах из-за чего идет прямое нарушение прав граждан. Использование законных тактик вопроса – нормальное явление, а вот если начинают использоваться незаконные, либо следователи или дознаватели пользуются правовой безграмотностью гражданина, то это уже другое дело. Кроме того, адвокат помогает избежать неприятных допросов, даже если они не противоречат закону, зная, как подготавливать своих подзащитных для будущих допросов и прерывать действия следователя, если они становятся незаконными.

Читайте так же:  Основные требования пожарной безопасности к содержанию территории зданий

Адвокат на допросе свидетеля

В этой статье позиция законодателя в четвертой и пятой части статьи 56, шестого абзаца статьи 189 УПК РФ, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ, в первую очередь исправила правила допроса свидетелей, допрошенных путем опроса у адвоката.

Свидетелям и другим участникам уголовного процесса были предоставлены особые права и обязанности, которые теперь регулируются законодательством Российской Федерации. «Мы должны защищать права свидетелей и актуальность высших международных стандартов предоставления аккредитационной программы квалифицированной юридической помощи для них» говорится в преамбуле законы «Об адвокатуре». Это формулировка является принципом осуществления юридической помощью, которая должна быть в первую очередь квалифицированной и быть направлена на удовлетворение интересов подзащитных.

Вышеупомянутые правила Уголовно-процессуального кодекса, свидетельствующие и осуществляющие правовое положение, как представляется, бросают вызов адвокатам, они, пожалуй, оказывают юридическую помощь (5 часть 4 статьи 56 и статья 189 Уголовно-процессуального кодекса . пункт 6). Исходя из этих правил адвокат имеет существенно меньшую компетенцию по разрешению споров в уголовном судопроизводстве.

По сути адвокат сам не имеет права допрашивать свидетеля, он имеет право только опросить. Разница между этими двумя процедурами имеет кардинальные отличия. Допрос проводится правоохранительными органами и на допрос свидетель должен являться в обязательном порядке, а вот обязанности давать показания в опросе у свидетеля нет. Таким образом, если адвокат будет заниматься своим производством ему необходимо, чтобы свидетель пошел с ним на контакт, в противном случае он не сможет использовать принудительную силу.

Что делает адвокат, когда допрашивают свидетеля

У свидетелей зачастую есть свои адвокаты, которые защищают его права и свободы при расследовании уголовных дел. Дать показания может любой человек, но как их дать правильно и не навредить свои интересам и интересам своих родных.

Что делать, если правоохранительные органы пренебрегают допросом свидетеля? Например, они учитывают показания не так, как они были даны на самом деле, либо показания свидетеля показывают, что на самом деле преступления не было и лицо ни в чем невиновато. Это может навредить следствию особенно, когда материалы дела уже должны были переходить в суд. Таким образом, показания могли не учитываться в деле, что является прямым нарушением уголовно-процессуального законодательства.

Часто бывает и так, что о показаниях свидетеля становится известно уже в суде. Свидетель вызывается в суд, но его показаний нет в деле. Таким образом, суд узнает о том, что показания были даны, но почему-то следователи их не прикрепили к делу. Не всегда это узнается таким образом, бывает и так, что адвокату приходится утверждать суду, что свидетель действительно был, а обвинение заявляет об обратном. Таким образом. Необходимо обязательно вызывать свидетеля при помощи подачи ходатайства суду для выяснения ситуации.

Таким образом, адвокат имеет важное значение не только при самом допросе, но и при его последствиях. А как же помогает адвокат на самом допросе?

  1. Во-первых, он смягчает стрессовую ситуацию для клиента. Находясь один человек, не знающий закона и ни разу, не оказывающегося в подобной ситуации, естественно, начнет нервничать. Адвокат помогает снять такой стресс, так как у человека теперь есть гарантии того, что допрос пройдет удачно.
  2. Во-вторых, во время допроса следователи и дознаватели часто могут использовать не совсем законные тактики ради того, чтобы получить необходимые показания. Адвокат пресекает такие проявление и не дает следователям и дознавателям устраивать произвол.
  3. В-третьих, адвокат может подготовить клиента к допросу. Адвокат примерно представляет какие вопросы будут задаваться, а значит ответы на них можно проработать заранее.

По закону свидетели и свидетели должны иметь функцию адвоката во время допроса. В этой области в законодательстве есть много несоответствий. Например, допрошенные свидетели, которые имеют уголовную ответственность, могут также оспорить адвоката в качестве представителя. Поэтому, если вы попросите свидетелей, которые после определенного времени подозревают в другой категории, адвокат будет выступать в качестве защитника. Но как вы определяете свидетелей обвинения или свидетелей защиты? в главной роли защитника в первом слушании свидетеля учится — испытать судьбу подготовки фонда — это определить будущее своих клиентов и этот анализ для первого допроса.

К сожалению, бюрократия иногда доходит до того, что даже адвокат не может ничего сделать с незаконными проявлениями. Бывает так, что адвокат подает жалобы и ходатайствует о прямом нарушении закона, а правоохранительные органы и суд полностью игнорируют это. Предотвратить это не так просто, поэтому дела часто доходят до высших инстанций, где суд, наконец, принимает во внимание, что, например, во время допроса на свидетеля оказывалось давление со стороны правоохранительных органов.

Из-за подобного произвола роль адвоката только увеличивается, обычный гражданин тем более в стрессовой ситуации может только увеличить свою проблему. Поэтому важно иметь правовое обоснование совершающихся действий, а также уверенность в правильности этих действий. В противном случае это как раз приводит к тому, что свидетель сам того не хотя влияет на судьбы людей, который возможно даже ни в чем не виноваты, но тем не менее подлежат уголовному преследованию.

Права адвокатов при допросе свидетелей

Новый Уголовно-процессуальный закон содержит пункт, который позволяет свидетелю быть вызванным адвокатом по его выбору. По сути это говорит о том, что адвокат может вынести ходатайство о привлечении определенного свидетеля. Выше мы говорили о том, что адвокат очень скуден в своих правах и он не может, например, вызывать на допрос свидетеля, а может только опросить его. В свою очередь, зато он может вынести ходатайства о привлечении свидетеля, которое будет рассмотрено правоохранительными органами и либо принято, либо отклонено.

Как мы видим, в этом случае права свидетеля уже здесь не помогают. По сути фактически это адвокат инициировал допрос, но посредством правоохранительных органов. То есть это уже не опрос, а допрос, и показания свидетеля получены именно в рамках допроса. Естественно, допрос все же проводит не адвокат, а следователь, но те необходимые доказательства все же адвокат получает.

Необходимо разобраться еще в одной ситуации. Предположим, что свидетель, допрашиваемый в рамках уголовного судопроизводства, сказал, что следователь отказался давать показания и подавать документ о своей инвалидности без адвоката по своему выбору. Ст. 56 УПК говорит о том, что поскольку свидетели не имеют права адвоката давать показания 189, следователь будет вынужден отложить допрос. В отличие от подсудимого ответчика, в ходе допроса адвокат не имеет права запрашивать конфиденциальную беседу со свидетелем, помогать ему развивать поведение, объяснять его права и т. д. В остальное время адвокат имеет право оказывать такую ​​поддержку свидетелю. Если закон толкуется буквально, адвокату обычно требуется хранить тайну во время слушания свидетеля и только после заключения следственного акта, чтобы прокомментировать вышеуказанные факты.

Следует отметить, что это не является широко распространенной практикой допроса в качестве свидетеля лица, которое фактически подозревается в совершении уголовного преступления. Как упоминалось выше, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации допускает участие в деле защитника с даты начала мер процессуального принуждения или процессуальных действий, касающихся прав и свобод лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ст. Часть 3, статья 49 УПК РФ).

Когда процессуальные действия, касающиеся его прав, применяются к лицу, он автоматически приобретает статус подозреваемого со всеми правами, вытекающими из этого статуса. Поскольку Конституционный суд признает список этих действий открытым, многие заинтересованные лица могут предположить, что адвокат может покинуть государство «процессуального молчания» в любое время, даже во время свидетельских слушаний, и в знак признания соответствующих действий следователя, признание за его статус клиента подозреваемого и за ним? статус его защитника.

Эта интерпретация закона неоправданно широка. Следует напомнить, что в законе упоминаются «другие меры процессуального принуждения или другие процессуальные меры», касающиеся прав и свобод человека. То есть мы не говорим о тактических методах допроса, которые направлены на создание напряженности в допросе. Например, если следователь в конфликтной ситуации допрашивает безжалостного свидетеля, который пытается сделать ложные заявления или скрывает правду, он применяет тактические приемы, такие как объяснение вредных последствий сопротивления расследованию и представлению доказательств; не только подозреваемый, но и сам свидетель. Такие тактические средства не являются основанием для признания свидетеля в качестве подозреваемого и, соответственно, для того, чтобы сделать адвоката свидетеля опытным адвокатом. В конечном итоге нельзя забывать о том, что адвокат работает в первую очередь в пользу клиенту. Таким образом, его действия должны быть направлены в первую очередь на защиту его прав и свобод. Нельзя забывать, что адвокат, как и правоохранительные органы должен действовать строго в рамках закона и не пренебрегать положениями Уголовно-процессуального Кодекса.

Если адвокат отсутствует, то это негативном образом может сказаться на клиенте, так как его права и свободы под угрозой. В этой ситуации лучше все же не идти на поводу следователей и не отказываться от адвокатов, так как в этом случае вы можете остаться совсем одни без юридических знаний и наличия опыта в таких делах. Таким образом, это может привести к огромным проблемам, так как следователи понимают, как работать в таких ситуациях. Таким образом, если у клиента нет особого осознания дела, то лучше не пренебрегать помощью адвокатов даже по «пустяковым» делам, касающихся интересов гражданина.

Важно! По всем вопросам об адвокатах при допросе, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Или можете задать вопрос в любом сплывающем окне, для того, что бы юрист по вашему вопросу смог Вам максимально быстро ответить и проконсультировать.

Юристы и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.

Похожие статьи:

  • Органы опеки и попечительства орджоникидзевского района екатеринбурга Адреса Екатеринбурга, организации по адресу БАБУШКИНА 22 ОТДЕЛ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА ОРДЖОНИКИДЗЕВСКОГО РАЙОНА Защита интересов детей, оставленных без попечения родителей Опека несовершеннолетних и пожилых людей Начальник Ожиганова Татьяна Васильевна Телефон: [343] […]
  • Как оформить белорусскую машину Ситуация на таможне Единый таможенный союз России Белоруссии и Казахстана. Многообещающее слово «союз» имеет две стороны и одна из них очень темная. Выражается это вот в чём: Пригнать авто из Белоруссии, Казахстана в Россию не составляет никакого труда. Мы кстати […]
  • Отчетность за полугодие в пфр ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЕ Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. Территориальные органы ПФР продолжают прием от работодателей Единой формы отчетности (РСВ-1) за полугодие 2015 года. При этом […]
  • Морозов артем владимирович адвокат Морозов Артём Владимирович МОРОЗОВ АРТЕМ ВЛАДИМИРОВИЧ Трудовая деятельность С 2007 - по 2009 Помощник адвоката Бородина Алексея Викторовича. С 2009 - по н/в Адвокат филиала №1 «Самарской областной коллегии адвокатов» Общественная деятельность С 2010 – по н/в […]
  • Отдел опеки в нижнекамске Отдел опеки и попечительства Исполнительный комитет Нижнекамского муниципального района Спасибо за сообщение. Исполнительный комитет Нижнекамского муниципального района Отдел опеки и попечительства занимается: управлением районом города. Компания Отдел опеки и […]
  • Как будет выплачиваться материнский капитал в 2019 году Выплаты из материнского капитала в 2019 году В 2019 году единственная возможность для родителей получить средства с маткапитала — это обратиться за ежемесячными выплатами на второго ребенка, который появился в семье не ранее 1 января 2018 года. Ежемесячное пособие […]