Договор займаРимское право

Договор займаРимское право

73. ДОГОВОР ЗАЙМА

Договор займа (mutuum) – договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, в собственность заемщику, а заемщик принимал на себя обязанность вернуть такую же сумму денег или такие же вещи по истечении срока, указанного в договоре, или по востребованию.

Договор займа – реальный договор, считался заключенным с момента фактической передачи денег или вещей, до передачи соглашение сторон не влекло ни прав, ни обязанностей.

Предмет договора займа – деньги или телесные, находящиеся в обороте вещи, определенные родовыми признаками (зерно, масло, кирпич и т. д.). Не признавался заем, например, в отношении обязательств, сервитутов, индивидуальноопределенных вещей и т. д.

По договору займа вещи передавались в собственность заемщика, причем была необходима реальная передача вещи в прямое обладание и специальное согласие об условиях займа.

Договор займа заключался в форме:

– сделки nexum (в древнейшее время) – путем совершения особого обряда (gestum или negotium per aes et libram) с помощью куска меди и весов, при появлении чеканной монеты – с помощью торжественной формулы;

– стипуляции (взаимного обмена торжественными обещаниями);

– обыкновенной письменной форме.

Договор займа – односторонний договор, т. е. у заимодавца не было обязанностей перед заемщиком, было лишь право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы или вещи; у заемщика не было никаких прав по отношению к займодавцу, но была обязанность вернуть в установленный договором срок вернуть деньги или иные вещи.

Заемщик был обязан вернуть такое же количество вещей такого же качества, какое им было получено.

В случае невозвращения заемщиком займа в срок заимодавец мог предъявить:

– иск строгого права;

– иск о возврате неосновательного обогащения;

– иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа.

Заемщик мог предъявить иск о возврате расписки, ссылаясь на непредоставление займа.

Риск случайной гибели полученной по договору займа вещи лежал на заемщике.

Договор займа – беспроцентный договор. Проценты могли устанавливаться путем специального указания в договоре или заключения отдельного соглашения. Максимальный размер процентов: 1 % в месяц, в праве Юстиниана – 6 % в год (для торговцев – 8 % в год). Начисление процентов на проценты было запрещено.

Senatusconsultum Macedonianum (I в. н. э.) при Веспасиане запретил получение займа подвластным для себя, за исключением полученного в пределах свободного имущества или одобренного домовлады-кой, а также если заимодавец по извинительным причинам не знал о подвластности заемщика.

Разновидность договора займа – морской (или корабельный) заем pecunia traiecticia или foenus nauticum – заимодавец давал деньги для мореходных и торговых целей. Заемщик принимал на себя обязанность вернуть деньги только в том случае, если корабль благополучно дойдет до места назначения. Риск случайной гибели валюты нес заимодавец, в отношении же купленного на эту валюту товара имело значение, перевозился ли товар на риск кредитора. Договор морского или корабельного займа всегда процентный (максимальный размер – 12 %).

Договор займаРимское право

46 ДОГОВОР ЗАЙМА

Договор займа (mutuum) — реальный договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, а другая сторона (заемщик) принимала на себя обязательство вернуть такую же сумму денег или такие же вещи по истечении срока, указанного в договоре.

Признаки договора займа:

1) реальность, т. е. договор считался заключенным с момента фактической передачи денег или вещей, определенных родовыми признаками;

2) одностороннее обязательство, в котором у заимодавца после передачи вещи не было никаких обязанностей перед заемщиком, было лишь право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы или вещи; а у заемщика — обязанность вернуть в установленный срок эти деньги или иное имущество;

3) деньги или вещи, выступающие в качестве предмета, но только не индивидуально-определенные, а определенные родовыми признаками;

4) реальная передача вещей в собственность заемщика;

5) обязанность должника при наступлении определенного срока вернуть такое же количество вещей и такого же качества, какое было им получено;

6) несение заемщиком риска случайной гибели полученных взаймы вещей.

Договор займа являлся беспроцентным договором. Однако проценты могли устанавливаться путем специального указания в договоре или заключения отдельного соглашения. Начисление процентов на проценты в римском праве было запрещено.

В римском праве договор займа мог заключаться как на определенный срок, так и без указания срока, так как срок не являлся существенным условием договора.

Формы заключения договора займа:

1) сделка nexum, т. е. путем совершения в торжественной обстановке с помощью меди и весов особого обряда (gestum или negotium per aes et libram). Со временем появилась чеканная монета, и сделка nexum превратилась в простой обряд;

2) стипуляция, т. е. взаимный обмен торжественными обещаниями;

3) обыкновенная письменная форма. В случае невозвращения заемщиком

займа в установленный срок заимодавец мог предъявить:

1) иск строгого права, когда судья при рассмотрении спора не мог принимать основанные на требованиях справедливости возражения ответчика, так как был связан договором;

2) цивильный иск о возврате неосновательного обогащения, который возникал в основном не из договора займа, а из простого факта передачи вещей от одного лица другому;

3) иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа. Заимодавец мог предъявить к заемщику также иск о взыскании суммы займа, которую он на самом деле мог не давать, а заемщик в ответ мог предъявить иск о возврате расписки, в которой он ссылался на непредоставление займа.

47. Договор займа в римском праве.

1. Договор займа — это реальный контракт, по которому одна сторона (заимодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, а другая сторона — заемщик — обязывалась по истечении срока, указанного в договоре, вернуть такую же денежную сумму или такие же вещи, определенные родовыми признаками.

Так появилась и быстро получила развитие новая форма займа — реальный договор займа.

2. Признаки договора займа\’.

• реальный договор, так как считался заключенным с момента передачи денег или других вещей, определенных родовыми признаками. До фактической передачи денег или вещей никакие соглашения сторон не порождали конкретных прав и обязанностей;

• предмет договора — только деньги или вещи, определенные родовыми признаками (зерно, кирпич, масло и т. д.). Индивидуальноопределенная вещь не могла быть предметом договора займа;

• вещи передавались в собственность заемщика;

• при наступлении определенного срока должник обязан был вернуть такое же количество заменимых вещей такого же качества, какое им было получено;

• риск случайной гибели полученных взаймы вещей лежал на заемщике.

Договор займа порождал строго одностороннее обязательство. Это означало, что у заимодавца после передачи имущества не было никаких обязанностей перед заемщиком, а были лишь права. У заемщика, наоборот, не было никаких прав по отношению к заимодавцу, но была обязанность — вернуть в установленный срок деньги или иное имущество. Заемщик обязан был вернуть вещь того же рода, то есть если он одолжил деньги, то он должен был вернуть именно их, но не другое имущество, пусть даже и равноценное. Договор займа по общему правилу предполагался беспроцентным.

3. Если заемщик не возвращал в срок сумму займа, то заимодавцу сперва давались иски строгого права, то есть судья при рас-смотрении спора был связан буквой договора и не мог принимать возражения ответчика, если они были основаны на требованиях справедливости. Первоначально (по цивильному праву) заимодавцу давался цивильный иск о возврате неосновательного обогащения. В данном случае иск вытекал еще не столько из самого договора займа, сколько из простого факта передачи вещей от одного лица другому (отсюда и иск из неосновательного обогащения,

а не из самого займа). Лишь когда преторское право стало вытеснять цивильное, заимодавцу стал даваться иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа. Нередко бывало, что кредитор, опираясь лишь на один формальный момент — расписку должника, предъявлял иск о взыскании суммы займа, которую он на самом деле никогда должнику не предоставлял, то есть фактически злоупотреблял своим правом. В таком случае должник получал право ссылаться на явную недобросовестность истца. Должник мог и сам, не дожидаясь иска кредитора, предъявить

иск о возврате расписки, ссылаясь на то, что заем не был предоставлен. Факт неполучения займа должен был доказывать сам должник независимо от того, кто предъявлял иск. Это ставило должника в затруднительное положение.

Лишь в конце эпохи Империи бремя доказывания было перенесено на кредитора: теперь именно он должен был доказать факт передачи займа.

1. История развития договора займа в римском праве

Среди исследователей римского права преобладает мнение, что в древнейшем римском праве для целей регулирования займа использовалась сначала формальная сделка nexum, а затем — стипуляция. В частности, в свое время И.А. Покровский подчеркивал, что «в старом цивильном праве заем (денежный) осуществлялся в форме nexum» .

Покровский И.А. История римского права. СПб., 1998. С. 413.

Как отмечал И.Б. Новицкий, сделка nexum сложилась в древнейшую эпоху римской жизни, еще до Законов XII таблиц, которые упоминают об этой форме договоров наряду с манципацией, и представляла собой «сделку, совершавшуюся в форме особого обряда, с помощью куска меди и весов». В древности, когда еще не было чеканной монеты, обряд меди и весов имел «прямой и непосредственный характер: libripens, весодержатель, в присутствии пяти свидетелей взвешивал слиток меди и определял, следовательно, какую ценность передавал кредитор должнику; потом, в особой торжественной форме (muncupatio) кредитор объявлял должника (получившего слиток) обязанным к платежу» . В более позднее время, когда чеканная монета вошла в употребление, сделка nexum представляла собой «простой обряд, заканчивавшийся по-прежнему торжественной формулой, посредством которой устанавливалось обязательство уплатить определенную денежную сумму. В этой формуле указывалась передаваемая сумма, возвратить которую обязывается должник, и всякие дополнительные оговорки, какие стороны желали включить в свой договор» .

Так в оригинале, речь идет о mancipatio. — Ред.

Читайте так же:  Как списывать расходы на осаго

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. М., 1996. С. 390 (автор соответствующего раздела — И.Б. Новицкий).

Заем, регулируемый формальной сделкой nexum, отличался особо суровыми последствиями для должника, не выполнившего обязательство по возврату кредитору суммы займа. В случае, когда должник был не в состоянии расплатиться с кредиторами и при этом никто не брал на себя поручительство за должника, кредитор получал право держать такого должника в оковах в течение 60 дней и за это время трижды выводить его на рынок. Если никто не выкупал должника, кредитор был вправе продать его в рабство или даже убить. Указанные чрезмерно жесткие меры, применяемые к должникам, не исполнившим обязательство по займу в форме nexum, существовали в римском праве до IV в. до н.э., когда был издан закон Петелия (326 до н.э.), отменивший право кредитора продавать должника в рабство или убивать его и запретивший заковывать должников .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 390 (автор соответствующего раздела — И.Б. Новицкий). С. 391 — 392.

После закона Петелия заем в форме nexum, привлекательность которого для кредиторов состояла именно в жестких мерах, по возможности применяемых к должнику, нарушившему обязательство, стал утрачивать свое значение и выходить из употребления. Все чаще заем стал облекаться в форму стипуляции — устного (вербального) договора (stipulatio). Абстрактный характер обязательства, возникающего из стипуляции, при соблюдении порядка заключения сделки, включающего в себя соответствующий вопрос кредитора, совпадающий ответ должника, способность непосредственного восприятия контрагентами друг друга, позволял облекать в эту форму любое обязательственное отношение, в том числе и заемное обязательство. Таким образом, в древнейший период развития римского права для оформления заемных отношений использовались такие формальные сделки, как nexum и stipulatio.

Вместе с тем, как отмечал И.А. Покровский, форма nexum «отталкивала своею строгостью и не годилась для обычных житейских отношений — займа небольшой суммы денег, какого-нибудь количества продуктов и т.д. Такие неформальные, так сказать, соседские займы, несомненно, все-таки всегда заключались, хотя, конечно, в древности исковой силы не имели. С возникновением stipulatio их стали часто облекать в эту форму; но все же оставалось в жизни немало случаев, когда и этой формальности не соблюдали» .

Покровский И.А. Указ. соч. С. 413.

О заключении сделок займа, которые не облекались в форму nexum и stipulatio, говорит также И.Б. Новицкий, который пишет: «За пределами договоров сначала nexum, а затем — стипуляции, сделки займа первоначально не имели исковой силы. Но, без сомнения, в практике жизни такие ненормальные сделки займа не могли не встречаться. С этим фактом с течением времени пришлось посчитаться. Требования растущей хозяйственной жизни привели к тому, что ненормальные договоры займа стали также защищаться судебными исками. Так появилась и своя форма займа — mutuum, реальный договор, для юридической силы которого не требовалось облекать согласие сторон в какие-либо торжественные формы, а достаточно было лишь передать на основании этого соглашения так называемую валюту займа, т.е. деньги или иные заменимые вещи» .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 393 — 394.

По мнению И.А. Покровского, правовая природа mutuum как реального контракта была предопределена тем обстоятельством, что ранее совершенные за пределами nexum и stipulatio сделки займа как таковые не имели исковой защиты. Но в силу того, что в результате таких сделок одно лицо могло присвоить имущество другого, «римское право уже очень рано начинает давать кредитору цивильный иск о возвращении этого недолжного обогащения. во всяком случае установленные законами Silia и Calpurnia condictiones. охватывали и их. Кредитор, давший взаймы, был, таким образом, теперь защищен, но защита эта вытекала не из признания договора займа, а из простого факта перехода ценности (res) из его рук в другие. Так определилась будущая природа mutuum, как контракта реального» .

Покровский И.А. Указ. соч. С. 413.

Данное обстоятельство (защита прав кредитора кондикционным иском) повлияло и на другие аспекты договора займа. В частности, И.А. Покровский пишет: «Обязательство из mutuum до конца остается обязательством stricti juris и обязательством строго односторонним: каких-либо встречных претензий. должник при нем предъявлять не может. С другой стороны, и кредитор может требовать только того, что было дано, без всяких дополнительных претензий: убытков, происшедших от несвоевременной уплаты, процентов и т.д.» .

На аналогичные аспекты договора займа указывает и Чезаре Санфилиппо: «Из того, что condictio имела характер stricti juris, что приводило к строгому соответствию между intentio и condemnatio. вытекала невозможность приговорить заемщика к уплате большего количества, чем было им получено, а значит заставить его уплатить проценты. Поэтому заем как таковой представляет собой безвозмездный контракт» .

Санфилиппо Чезаре. Курс римского частного права: Учебник / Под ред. Д.В. Дождева. М., 2000. С. 243.

В науке римского права дается в принципе единое определение понятия договора займа (mutuum). Так, Чезаре Санфилиппо пишет: «Заем представляет собой односторонний контракт. состоящий в передаче собственности на деньги или иные заменимые вещи. от «займодавца» «заемщику», который обязуется вернуть такое же количество вещей того же рода и качества (tantundem)» . В свою очередь И.А. Покровский отмечает: «Юридическая сущность mutuum состоит в том, что одна сторона (кредитор) дает другой (должнику) известное количество денег или других заменимых вещей. в собственность с тем, чтобы в назначенный срок (или по востребованию) кредитору было возвращено такое же количество таких же самых вещей. » .

Покровский И.А. Указ. соч. С. 413.

И.Б. Новицкий полагал, что «договору займа (mutuum) присущи следующие характерные признаки: а) mutuum — реальный договор (т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала передача res, вещи), б) состоящий в передаче кредитором в собственность должника, в) известной денежной суммы или известного количества других заменимых вещей, г) с обязательством для должника вернуть кредитору такую же денежную сумму или такое же количество такого же рода вещей, какие были получены. Последний признак (п. «г») отличает договор займа от таких договоров, как commodatum (ссуда — договор о предоставлении безвозмездного пользования вещью) или depositum (поклажа — договор о безвозмездном хранении вещи), поскольку по указанным договорам кредитор имеет право требовать не такую же вещь, какова была переданная им должнику, но именно ту самую, которая была дана, eandem speciem. » .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 394.

Итак, в науке римского права общепризнанно, что договор займа (mutuum) являлся договором реальным, односторонним и безвозмездным. На последнее обстоятельство обращается особое внимание, так как имеется в виду широкое распространение в римском обществе практики взимания процентов по фактически сложившимся отношениям займа. Более того, начиная с Законов XII таблиц в римском праве устанавливался максимальный размер таких процентов. По этому поводу И.А. Покровский замечал: «Как известно, вопрос о предельной норме процентов идет еще от Законов XII таблиц, которые устанавливали maximum в 8 1/3% годовых и карали ростовщиков, foeneratores, штрафом. В 347 г. до Р.Х. неизвестный закон понизил этот maximum вдвое, а через пять лет lex Genucia запретил взимание процентов вовсе. Но этот закон скоро вышел из употребления, и в эпоху Цицерона законной предельной нормой является 12% (usurae centesimae). Эта норма и оставалась в течение всего классического периода, хотя она была значительно выше обычного договорного уровня. Юстиниан законом 528 г. . понизил эту норму до 6%, однако с известными отступлениями: так, для сопряженного с особым риском заморского займа. Юстиниан установил 12%; торговцы между собой могут брать до 8%; напротив, personae illustres — не более 4%. Наконец, Юстиниан запретил взимание процентов на проценты (так называемый аnatocismus) — даже тогда, если кредитор готов был оставить их должнику в виде нового займа» .

46. Договор займа

46. Договор займа

Договор займа (mutuum) — реальный договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, а другая сторона (заемщик) принимала на себя обязательство вернуть такую же сумму денег или такие же вещи по истечении срока, указанного в договоре.

Признаки договора займа:

1) реальность, т. е. договор считался заключенным с момента фактической передачи денег или вещей, определенных родовыми признаками;

2) одностороннее обязательство, в котором у заимодавца после передачи вещи не было никаких обязанностей перед заемщиком, было лишь право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы или вещи; а у заемщика — обязанность вернуть в установленный срок эти деньги или иное имущество;

3) деньги или вещи, выступающие в качестве предмета, но только не индивидуально-определенные, а определенные родовыми признаками;

4) реальная передача вещей в собственность заемщика;

5) обязанность должника при наступлении определенного срока вернуть такое же количество вещей и такого же качества, какое было им получено;

6) несение заемщиком риска случайной гибели полученных взаймы вещей.

Договор займа являлся беспроцентным договором. Однако проценты могли устанавливаться путем специального указания в договоре или заключения отдельного соглашения. Начисление процентов на проценты в римском праве было запрещено.

В римском праве договор займа мог заключаться как на определенный срок, так и без указания срока, так как срок не являлся существенным условием договора.

Формы заключения договора займа:

1) сделка nexum, т. е. путем совершения в торжественной обстановке с помощью меди и весов особого обряда (gestum или negotium per aes et libram). Со временем появилась чеканная монета, и сделка nexum превратилась в простой обряд;

2) стипуляция, т. е. взаимный обмен торжественными обещаниями;

3) обыкновенная письменная форма.

В случае невозвращения заемщиком займа в установленный срок заимодавец мог предъявить:

1) иск строгого права, когда судья при рассмотрении спора не мог принимать основанные на требованиях справедливости возражения ответчика, так как был связан договором;

2) цивильный иск о возврате неосновательного обогащения, который возникал в основном не из договора займа, а из простого факта передачи вещей от одного лица другому;

3) иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа. Заимодавец мог предъявить к заемщику также иск о взыскании суммы займа, которую он на самом деле мог не давать, а заемщик в ответ мог предъявить иск о возврате расписки, в которой он ссылался на непредоставление займа.

Читайте так же:  Компенсация реактивной мощности квартире

Глава I. Договор займа в римском праве и зарубежном законодательстве

1. История развития договора займа в римском праве

Среди исследователей римского права преобладает мнение, что в древнейшем римском праве для целей регулирования займа использовалась сначала формальная сделка nexum, а затем — стипуляция. В частности, в свое время И.А. Покровский подчеркивал, что «в старом цивильном праве заем (денежный) осуществлялся в форме nexum» .

Покровский И.А. История римского права. СПб., 1998. С. 413.

Как отмечал И.Б. Новицкий, сделка nexum сложилась в древнейшую эпоху римской жизни, еще до Законов XII таблиц, которые упоминают об этой форме договоров наряду с манципацией, и представляла собой «сделку, совершавшуюся в форме особого обряда, с помощью куска меди и весов». В древности, когда еще не было чеканной монеты, обряд меди и весов имел «прямой и непосредственный характер: libripens, весодержатель, в присутствии пяти свидетелей взвешивал слиток меди и определял, следовательно, какую ценность передавал кредитор должнику; потом, в особой торжественной форме (muncupatio) кредитор объявлял должника (получившего слиток) обязанным к платежу» . В более позднее время, когда чеканная монета вошла в употребление, сделка nexum представляла собой «простой обряд, заканчивавшийся по-прежнему торжественной формулой, посредством которой устанавливалось обязательство уплатить определенную денежную сумму. В этой формуле указывалась передаваемая сумма, возвратить которую обязывается должник, и всякие дополнительные оговорки, какие стороны желали включить в свой договор» .

Так в оригинале, речь идет о mancipatio. — Ред.

Учебник «Римское частное право» (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004.

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. М., 1996. С. 390 (автор соответствующего раздела — И.Б. Новицкий).

Заем, регулируемый формальной сделкой nexum, отличался особо суровыми последствиями для должника, не выполнившего обязательство по возврату кредитору суммы займа. В случае, когда должник был не в состоянии расплатиться с кредиторами и при этом никто не брал на себя поручительство за должника, кредитор получал право держать такого должника в оковах в течение 60 дней и за это время трижды выводить его на рынок. Если никто не выкупал должника, кредитор был вправе продать его в рабство или даже убить. Указанные чрезмерно жесткие меры, применяемые к должникам, не исполнившим обязательство по займу в форме nexum, существовали в римском праве до IV в. до н.э., когда был издан закон Петелия (326 до н.э.), отменивший право кредитора продавать должника в рабство или убивать его и запретивший заковывать должников .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 390 (автор соответствующего раздела — И.Б. Новицкий). С. 391 — 392.

После закона Петелия заем в форме nexum, привлекательность которого для кредиторов состояла именно в жестких мерах, по возможности применяемых к должнику, нарушившему обязательство, стал утрачивать свое значение и выходить из употребления. Все чаще заем стал облекаться в форму стипуляции — устного (вербального) договора (stipulatio). Абстрактный характер обязательства, возникающего из стипуляции, при соблюдении порядка заключения сделки, включающего в себя соответствующий вопрос кредитора, совпадающий ответ должника, способность непосредственного восприятия контрагентами друг друга, позволял облекать в эту форму любое обязательственное отношение, в том числе и заемное обязательство. Таким образом, в древнейший период развития римского права для оформления заемных отношений использовались такие формальные сделки, как nexum и stipulatio.

Вместе с тем, как отмечал И.А. Покровский, форма nexum «отталкивала своею строгостью и не годилась для обычных житейских отношений — займа небольшой суммы денег, какого-нибудь количества продуктов и т.д. Такие неформальные, так сказать, соседские займы, несомненно, все-таки всегда заключались, хотя, конечно, в древности исковой силы не имели. С возникновением stipulatio их стали часто облекать в эту форму; но все же оставалось в жизни немало случаев, когда и этой формальности не соблюдали» .

Покровский И.А. Указ. соч. С. 413.

О заключении сделок займа, которые не облекались в форму nexum и stipulatio, говорит также И.Б. Новицкий, который пишет: «За пределами договоров сначала nexum, а затем — стипуляции, сделки займа первоначально не имели исковой силы. Но, без сомнения, в практике жизни такие ненормальные сделки займа не могли не встречаться. С этим фактом с течением времени пришлось посчитаться. Требования растущей хозяйственной жизни привели к тому, что ненормальные договоры займа стали также защищаться судебными исками. Так появилась и своя форма займа — mutuum, реальный договор, для юридической силы которого не требовалось облекать согласие сторон в какие-либо торжественные формы, а достаточно было лишь передать на основании этого соглашения так называемую валюту займа, т.е. деньги или иные заменимые вещи» .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 393 — 394.

По мнению И.А. Покровского, правовая природа mutuum как реального контракта была предопределена тем обстоятельством, что ранее совершенные за пределами nexum и stipulatio сделки займа как таковые не имели исковой защиты. Но в силу того, что в результате таких сделок одно лицо могло присвоить имущество другого, «римское право уже очень рано начинает давать кредитору цивильный иск о возвращении этого недолжного обогащения. во всяком случае установленные законами Silia и Calpurnia condictiones. охватывали и их. Кредитор, давший взаймы, был, таким образом, теперь защищен, но защита эта вытекала не из признания договора займа, а из простого факта перехода ценности (res) из его рук в другие. Так определилась будущая природа mutuum, как контракта реального» .

Покровский И.А. Указ. соч. С. 413.

Данное обстоятельство (защита прав кредитора кондикционным иском) повлияло и на другие аспекты договора займа. В частности, И.А. Покровский пишет: «Обязательство из mutuum до конца остается обязательством stricti juris и обязательством строго односторонним: каких-либо встречных претензий. должник при нем предъявлять не может. С другой стороны, и кредитор может требовать только того, что было дано, без всяких дополнительных претензий: убытков, происшедших от несвоевременной уплаты, процентов и т.д.» .

На аналогичные аспекты договора займа указывает и Чезаре Санфилиппо: «Из того, что condictio имела характер stricti juris, что приводило к строгому соответствию между intentio и condemnatio. вытекала невозможность приговорить заемщика к уплате большего количества, чем было им получено, а значит заставить его уплатить проценты. Поэтому заем как таковой представляет собой безвозмездный контракт» .

Санфилиппо Чезаре. Курс римского частного права: Учебник / Под ред. Д.В. Дождева. М., 2000. С. 243.

В науке римского права дается в принципе единое определение понятия договора займа (mutuum). Так, Чезаре Санфилиппо пишет: «Заем представляет собой односторонний контракт. состоящий в передаче собственности на деньги или иные заменимые вещи. от «займодавца» «заемщику», который обязуется вернуть такое же количество вещей того же рода и качества (tantundem)» . В свою очередь И.А. Покровский отмечает: «Юридическая сущность mutuum состоит в том, что одна сторона (кредитор) дает другой (должнику) известное количество денег или других заменимых вещей. в собственность с тем, чтобы в назначенный срок (или по востребованию) кредитору было возвращено такое же количество таких же самых вещей. » .

Покровский И.А. Указ. соч. С. 413.

И.Б. Новицкий полагал, что «договору займа (mutuum) присущи следующие характерные признаки: а) mutuum — реальный договор (т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала передача res, вещи), б) состоящий в передаче кредитором в собственность должника, в) известной денежной суммы или известного количества других заменимых вещей, г) с обязательством для должника вернуть кредитору такую же денежную сумму или такое же количество такого же рода вещей, какие были получены. Последний признак (п. «г») отличает договор займа от таких договоров, как commodatum (ссуда — договор о предоставлении безвозмездного пользования вещью) или depositum (поклажа — договор о безвозмездном хранении вещи), поскольку по указанным договорам кредитор имеет право требовать не такую же вещь, какова была переданная им должнику, но именно ту самую, которая была дана, eandem speciem. » .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 394.

Итак, в науке римского права общепризнанно, что договор займа (mutuum) являлся договором реальным, односторонним и безвозмездным. На последнее обстоятельство обращается особое внимание, так как имеется в виду широкое распространение в римском обществе практики взимания процентов по фактически сложившимся отношениям займа. Более того, начиная с Законов XII таблиц в римском праве устанавливался максимальный размер таких процентов. По этому поводу И.А. Покровский замечал: «Как известно, вопрос о предельной норме процентов идет еще от Законов XII таблиц, которые устанавливали maximum в 8 1/3% годовых и карали ростовщиков, foeneratores, штрафом. В 347 г. до Р.Х. неизвестный закон понизил этот maximum вдвое, а через пять лет lex Genucia запретил взимание процентов вовсе. Но этот закон скоро вышел из употребления, и в эпоху Цицерона законной предельной нормой является 12% (usurae centesimae). Эта норма и оставалась в течение всего классического периода, хотя она была значительно выше обычного договорного уровня. Юстиниан законом 528 г. . понизил эту норму до 6%, однако с известными отступлениями: так, для сопряженного с особым риском заморского займа. Юстиниан установил 12%; торговцы между собой могут брать до 8%; напротив, personae illustres — не более 4%. Наконец, Юстиниан запретил взимание процентов на проценты (так называемый аnatocismus) — даже тогда, если кредитор готов был оставить их должнику в виде нового займа» .

Покровский И.А. Указ. соч. С. 416.

Вместе с тем, как отмечается в юридической литературе, данное обстоятельство (фактическое взимание процентов с заемщика) не влияло на безвозмездный характер договора займа. Дело в том, что право кредитора на получение процентов не могло быть установлено договором займа, действительно являвшимся безвозмездным договором. Обязательство должника по уплате процентов обычно предусматривалось отдельным дополнительным соглашением. Так, Чезаре Санфилиппо, не подвергая сомнению безвозмездный характер договора займа, писал: «На практике это обходили, присоединяя к займу дополнительный контракт (stipulatio usurarum), объектом которого была именно уплата процентов» . На это же указывал И.А. Покровский: «При mutuum, ввиду. правила о том, что кредитор может требовать только того, что было дано, соглашение о процентах должно было выразиться в отдельной stipulatio usurarum» .

Читайте так же:  Алгоритм получения документов на наследство

Чезаре Санфилиппо. Указ. соч. С. 243.

Покровский И.А. Указ. соч. С. 415.

До практики заключения отдельных соглашений о процентах в форме стипуляции существовали и более древние формы процентного займа. Например, И.Б. Новицкий отмечал: «. древнейшая форма процентного займа — fenus; например, крестьянину давали взаймы семена с тем, чтобы он вернул часть урожая, покрывающую не только стоимость данных семян, но и некоторую надбавку, т.е. проценты. К концу республики fenus стал выходить из употребления» .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 396.

Подтверждение тому обстоятельству, что безвозмездность составляла существенный признак договора займа (mutuum), мы находим и в современной литературе по римскому праву. Например, Д.В. Дождев писал: «Поскольку объем долга точно соответствовал объему полученного от займодавца, заем мог быть только беспроцентным. Лишь в случае просрочки исполнения на долг начислялись проценты. Для назначения процентов (usurae) при заключении договора прибегали к специальной стипуляции — stipulatio usurarum; в противном случае голое соглашение о процентах — nudum pactum — порождало лишь obligatio naturalis. » .

Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. М., 1997. С. 499.

Реальный характер договора займа предопределял возникновение из указанного договора одностороннего обязательства заемщика. По этому поводу, например, И.Б. Новицкий указывал: «Займодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, передав в собственность заемщика определенную ценность и установив такой передачей договор. Поэтому из договора он получает только право требования и не несет более никакой обязанности. Наоборот, заемщик при заключении договора уже получил деньги или иные заменимые вещи и поэтому не имеет права на основании договора требовать чего-либо, а только несет обязанность возврата такой же денежной суммы или такого же количества других заменимых вещей, какое было получено от займодавца» .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 396.

На ситуацию нисколько не повлияло то обстоятельство, что договоры займа стали оформляться посредством стипуляции, «которая то предшествовала реальной передаче, то ее сопровождала; в обоих случаях признается возникшим только одно обстоятельство, а не два; если кто-нибудь дал деньги взаймы без стипуляции и непосредственно вслед за этим совершил стипуляцию, возникает один договор (unus contractus est); то же самое придется сказать и о том случае, если сначала совершена стипуляция, а вслед за тем отсчитаны деньги. » .

В реальном и одностороннем характере договора займа, а также в его особой письменной форме мы находим исторические корни специфических правоотношений, связанных с оспариванием займа по его безвалютности (безденежности). Так, И.А. Покровский отмечал: «В период империи и по отношению к mutuum распространился обычай письменных документов: для лучшего доказательства факта займа составлялась письменная cautio» . И.Б. Новицкий указывал: «Под влиянием греческого права вошли в практику Рима специальные документы — хинографы (расписки). Составление такого документа, представлявшего собой расписку должника (заемщика) в получении денежной суммы или иной валюты займа, облегчало для кредитора лежавшее на его обязанности доказывание факта передачи валюты займа, а следовательно, и доказывание права требовать от должника возврата занятой суммы. Обеспечительный характер расписки. объясняет другое название, которое имел такой документ: cautio creditae pecuniae (документ, обеспечивавший доказательство передачи денег взаймы)» .

Покровский И.А. Указ. соч. С. 414.

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 397.

Практика составления письменного документа — расписки, в которой должник удостоверял факт получения займа, создавала условия для недобросовестного кредитора (сильной стороны в договоре займа), при которых последний, не предоставив заемщику сумму займа, но располагая его распиской, мог потребовать уплаты несуществующего долга. При таких обстоятельствах возникала необходимость наделения должника (добросовестного заемщика, не получившего обещанного займа) какими-либо средствами защиты от подобных действий недобросовестного кредитора.

В этих целях на случай предъявления иска о взыскании с заемщика несуществующего долга «должнику стали давать exeptio doli, т.е. он мог сослаться против иска кредитора на то, что в действиях кредитора, не передававшего должнику валюты и тем не менее требующего от него платежа занятой суммы, опираясь на формальный момент — подписание должником документа о получении валюты, — заключается самая тяжкая недобросовестность — dolus. Трудность доказывания отрицательного факта до крайности умаляла практическое значение этих мер защиты интересов должника. В этом отношении дело приняло более благоприятный для должника оборот только позднее (в III в. н.э.), когда onus probandi (бремя доказательства) переложено было на кредитора: если должник заявлял против иска кредитора exeptio non numeratae pecuniae, на истца возлагалась обязанность доказать факт платежа валюты. Таким образом, была допущена возможность опротестования в течение известного срока содержащегося в расписке признания должника в получении валюты, для чего достаточно было лицу, выдавшему расписку, заявить, что оно валюты не получало. » .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 399 — 400.

В науке римского права обычно выделяют два вида займов в силу наличия специального регулирования соответствующих правоотношений: морской заем (foenus nauticum) и денежные займы подвластным детям (filii familias).

Сущность морского займа состояла в том, что такой заем выдавался для мореходных и торговых целей на определенных условиях, «при которых обязательство заемщика ставится в зависимость от счастливого исхода плавания и в качестве компенсации за такой риск могут быть согласованы повышенные проценты» .

Санфилиппо Чезаре. Указ. соч. С. 243.

И.Б. Новицкий, определяя наиболее существенные черты морского займа, подчеркивал, что «заемщик принимает на себя обязательство вернуть занятую сумму лишь при условии, если корабль благополучно дойдет до места назначения. Таким образом, риск случайной гибели данной валюты несет займодавец; то же самое признается и в отношении закупленных на эту валюту товаров. Лежащий на кредиторе (займодавце) риск компенсировался тем, что заем в данном случае не только является процентным, но проценты сначала не подлежали ограничению, а со времени Юстиниана, по-видимому, допускались в размере до 12 процентов, как своего рода страховая премия за время путешествия. » .

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. С. 403.

Специфика договора морского займа позволила Д.В. Дождеву сделать весьма серьезное (и смелое) предположение, что указанный договор «представляет собой своеобразную societas unius rei (negotii) — совместное предприятие ради достижения общей коммерческой цели». При этом его не смущает признание данного договора разновидностью займа, а не совместной деятельностью. «Классификация foenus nauticum по модели mutuum, очевидно, связана с реальной структурой контракта и односторонним характером обязательства. С этой точки зрения требование кредитора оказывается обусловленным успехом предприятия, а увеличение ответственности должника — следствием распределения риска, так что высокие проценты по займу имплицированы в структуре договора и специальной стипуляции о процентах не требуется» .

Дождев Д.В. Указ. соч. С. 500 — 501.

Что касается второй разновидности займов — денежных займов подвластным детям (filii familias), т.е. займов, «при которых обязательство вернуть могло вступить в силу, лишь когда заемщик сделался бы лицом sui juris» , то предоставление такого займа было запрещено под страхом его ничтожности не только по чисто техническим причинам (недееспособность заемщика), но также и по соображениям нравственности . Введению этого запрета предшествовали конкретные исторические события. И.А. Покровский описывает их следующим образом: «В конце республики — начале империи всесторонняя общественная деморализация выразилась, между прочим, и в том, что так называемая «золотая молодежь» того времени, сыновья зажиточных родителей, часто прибегали к займам у различных замаскированных ростовщиков с тем, что уплата будет произведена после смерти paterfamilias и получения наследства. Условия займа были при этом, конечно, самые тяжелые. Зло это приобрело такое распространение, что. произошло событие, которое глубоко взволновало общественное мнение: один из таких задолжавшихся. сыновей, теснимый кредиторами, убил своего отца. Под впечатлением этого убийства состоялось сенатское постановление, получившее впоследствии от имени убийцы — Macedo — название senatusconsultum Macedonianum. Это сенатское постановление гласит, что заем подвластному сыну (без согласия отца) никогда, даже после смерти paterfamilias, не может дать кредитору иска. Однако добровольная уплата сыном рассматривается как уплата долга, и, таким образом, senatusconsultum Macedonianum оставляет обязательство сына в виде obligatio naturalis» .

Похожие статьи:

  • Исковое заявление о праве на досрочную пенсию Исковое заявление о назначении пенсии Разногласия по пенсионному вопросу можно решить в судебном порядке для чего нужно составить исковое заявление о назначении пенсии. Пенсионное законодательство весьма запутано. Поскольку в разные периоды развития страны закон […]
  • Quizgroup минимальные требования Партнерка для ютуба — QuizGroup Партнерка для ютуба QuizGroup Если Вы задаете себе вопросы: «что такое партнерка для ютуба?», «как подключить партнерку на youtube?», «партнерка youtube сколько платят?», «какую партнерку на youtube выбрать?» и «какая лучшая партнерка […]
  • Пособия с временной пропиской Выплаты и пособия на ребенка по временной регистрации После рождения малыша появляется основание для оформления пособий в соцзащите. Но не все семьи проживают по месту регистрации. Возникает вопрос: можно ли оформить пособия ребенку без прописки. Общефедеральные […]
  • Договор купли-продажи квартиры с ребенком старше 14 лет Особенности договора купли-продажи квартиры с участием несовершеннолетних детей: образец документа Как правило продажа квартиры осуществляется через договор купли-продажи, заключаемый сторонами, одна из которых выступает продавцом, другая покупателем. Основная […]
  • Договор на часть ставки Договор оказания услуг заключен в соответствии с требованиями Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц". С 01.01.2019 произойдет увеличение ставки НДС с 18% до 20%. Как изменение ставки соотносится […]
  • Подать документы на налоговый вычет за квартиру Вопрос 961083 - Срок подачи документов на налоговый вычет Здравствуйте. У меня вопрос следующего характера: если я купила квартиру в 2015 году, в собственность оформила в середине 2017, а документы на налоговый вычет подаю в конце 2017 или в начале 2018 года. За какой […]